Развернуть | Свернуть

Translate page

раскрутка сайта, поисковая оптимизация

Increase text size Decrease text size


Эпос Гомера и Гесиода

Сочинения учеников Кузнецова Н.И., Касаткина В.Г.

Эпосы этих поэтов совершенно разные и очень отличаются друг от друга, потому что Гомер пишет о войне, описывает десятый год войны. И еще пытается показать в сравнениях, как жили обычные люди, то есть он сравнивает что-то военное с чем-то обычным просто жизненным, тем что может понять любой человек, а Гесиод в тексте просто объясняет своему брату Персу, что нужно работать, а не лениться – это есть назидательный эпос. Но у Гомера он не назидательный, потому что он в “Илиаде” не указывает кому и что надо делать. Много книжек и мифов писали о Троянской войне, но у Гесиода описана совершенно другая ситуация о гневе Зевса, и как он запрятывает источники пищи. Гесиод еще на всякий случай дает Персу список дней, объясняет(назидательный эпос), когда лучше делать то, а когда се,…а Гомер, конечно, еще использует средства упорядочивания текста. Он не просто описывает мрачную войну, потому что там и писать нечего, если текст не будет украшен хотя бы эпитетами или повторениями, без этого просто не будет текста. У Гесиода же все иначе. Мне кажется, у Гесиода бы все получилось без повторений и безо всяких эпитетов, потому что текст и так понятен любому человеку.

Горлова Соня

Эпос Гесиода про труды и дни – это упорядочивание Перса и распорядок дел по дням. Гомер пишет про войну, про богов, про сражения на поле битвы,

про то, как ахейские и троянские воины находились в лагерях и про Трою. Но у Гомера эпос больше эпоса Гесиода по событиям. Гесиод и Гомер пользуются одними и теми же средствами: эпитетами, сравнениями и повторами. Эпитеты у Гомера “Громовержец” и у Гесиода “Громовержец”. У Гесиода сравнения “Нет ничего хуже кроме жены нехорошей. Такая жена мужа высушит пуще огня”, у Гомера: “Доспехи воинов так сильно блестели, что кажется, что огонь в лесу”. У Гесиода повторы – обращение к Персу, а у Гомера – Ахиллес пересказывает разговор Агагмемнона своей матери. У Гомера все действия – события описываются по очереди по отдельным частям. А у Гесиода все действия сосредоточены в одном событии.

Суворов Кирилл

Гомер и Гесиод, на мой взгляд, говорят (пишут) о совершенно разных вещах. Гомер писал о войне из-за похищения Елены, а у Гесиода говорится о мирной жизни, об учении упорядочивания, космизации. Но содержание текстов разное. Посмотрим на манеру написания этих повестей. И в одном, и в другом тексте что-то обобщается. Гесиод говорит вообще жизни, а Гомер уравнивает войну с мирной жизнью. Получается, они похожи и непохожи одновременно.

Левченко Юля

Космос в тексте Гесиода

Космос в тексте Гесиода очень легко разыскать, космос можно отыскать в

сравнениях, и Гесиод пытается объяснить через них безрассудному брату Персу,

что он должен работать, а не воровать и отдавать все царям дароядцам.

Гесиод в своем тексте неоднократно использует слово мера, и это есть

доказательство того, что это греческий текст, потому что греки очень часто

использовали его и любили что-то измерять. Проще говоря, это греческое слово.

И еще во всем тексте у Гесиода присутствуют противовесы. Например, Гесиод

говорит Персу, что, если Перс скажет что-нибудь плохое, то о себе он услышит еще хуже. Мне кажется, противовес – самое важное в космизации гесиодова текста, потому что он использует его чаще всего. В связи с этим, его текст может

существовать и без сравнений, повторений, эпитетов, но без противовесов

он превратится в хаос.

Горлова Соня

В тексте Гесиода есть космос. Космос в том, что Гесиод упорядочивает и космизирует Перса, потому что Перс недостаточно правильно делает работу: он не стремится к добру, так как путь к добру тяжелей, чем ко злу, он не в правильные дни выполняет различную работу. У Гесиода есть порядок во всем, и у всех небогатых людей кроме Перса, и поолучается, что Перс всех подводит – делает так, что их государство не становится упорядоченным полностью. Гесиод дает советы Персу, что надо делать, чтобы быть как все. И если Перс будет соблюдать все приметы, которые ему дал Гесиод, то их государство будет единым – упорядоченным полностью.

Суворов Кирилл

У Гесиода в тексте все упорядочено, так как он не перескакивает с ноты на ноту.Он пишет только об одном, и он не пытается играть на всех нотах сразу. Он не говорит обо всем, как Гомер. У Гесиода только три ноты: люди, боги и труд. Он дает нам советы по всяким датам.

Савченко Дима

В тексте Гесиода “Работы и дни” сам Гесиод, разговаривая с Персом, пытался вложить в него любовь к работе, чтобы тот не покупал рабочих и не сидел без дела. А кроме того он хочет, чтобы Перс передал любовь к работе другим богачам. Соответственно, он дает Персу советы.

Кстати, должен заметить, что Гесиод хочет передать знания не только Персу, но и нам.

Дудин Ваня

Специфика пародийного эпоса

Я считаю, что если ты пародируешь, то, во-первых, ты должен пользоваться теми же способами, как и у того, кого ты пародируешь. Например, зависание: у Гомера – одевание Агамемнона, а у Пигрета – создавание оружия. Эпитеты у Пигрета – “царь-скиптродержец”, у Гомера – “Ахиллес быстроногий”. Сравнения у Пигрета – “Как, на лягушек напавши, свойственной доблестью мыши в подвигах уподоблялись землею рожденным гигантам”, а у Гомера – “войска, как стая птиц”.

Во-вторых, у тебя в пародии должна быть видна надсмешка и то, над чем ты смеешься: “Как, на лягушек напавши, свойственной доблестью мыши в подвигах уподоблялись землею рожденным гигантам”, (смех: как могут быть мыши подобны гигантам?).

В-третьих, должно быть видно, кого ты пародируешь. Например, Пигрет над ними. пародировал Гомера, но у Пигрета был совсем другой взгляд на величие героев, на отношения героев к богам или богов к героям. Он считал, что воины не такие величественные и поэтому надсмехался

Суворов Вова

Пародийный – это значит надсмехательный, надсмешливый. Значит Пигрет над кем-то надсмехается? Да! Пигрет надсмехается над воинами в Трое, над их величием, над причиной войны.

Пигрет пользуется такими же приемами, что и Гомер, например, сравнениями. У Гомера “племена, как птицы”, а у Пигрета “хвост, как кормило”. Эпитет у Гомера: Зевс – громовержец, а Пигрет назвал героев именами-эпитетами: Вздуломорда. Зависание у Гомера: вместо того, чтобы пойти созывать войска, Агамемнон долго одевается, а у Пигрета тоже вместо того, чтобы пойти в бой, мыши долго одеваются.

Пигрет описывает войну в Трое и пародиует ее.

Зубарев Вася

Специфика пародийного эпоса в том, что пародия это “переделка” любого

текста (кроме пародии) в смешной. Особенности пародийного текста в том, что

все пародии они о том же, о чем переделываемый текст, просто они уменьшают какое-то место текста ( похитили Елену – мышонок утонул) или преувеличивают.

Левченко Юля

Пародия – это схожесть и одновременно отличия чего-то с чем-то. Схожесть, потому что эти вещи схожи, отличия, потому что в другой вещи что-то все-таки изменено. В данном случае мы говорим о текстах. В тексте мы можем изменить название, дать любые имена героям и даже можем изменить самих героев, но все равно останется неизменным сюжет, и это как раз больше всего видно в тексте. Если ты даже изменишь основу, изменишь героев, не будешь использовать эпитеты, но останется сюжет текста, то сразу будет видно, что это пародия на другой текст. Рассмотрим это на примере ” Илиады” и “Войны мышей и лягушек”. В “Илиаде” как и в “Войне мышей и лягушек” возникает война, но только из совершенно разных причин. В “Илиаде” причиной явилось стремление завоевать Малую Азию, а в “В войне мышей и лягушек” – смерть принца Крохобора, но тем ни менее сюжет один тот же, не смотря на то, что причины войны совершенно разные. Это тоже признаки пародийности. Бывает не очень легко отличить пародийность от комичности. Например, герои. В этих текстах взяты воины и мыши с лягушками. Не поймешь, то ли Пигрет хотел, чтобы люди смеялись, то ли просто взял других героев, которых придумал сам. На самом деле текст “Война мышей и лягушек” похож на кривое зеркало “Илиады”, потому что там все переделано, а смысл сохранился. А названо это зеркалом, потому что что-то изменилось, а жанр все-таки остался.

Горлова Соня

Поэма Пигрета “Война мышей и лягушек” хороша тем, что в ней подробно описаны подготовка к войне и сама война. Кроме того Пигрет принизил героев “Илиады” и ее важность. Но меня не устраивает то, что там, по моему мнению, оружие одной стороны принижено, а у другой – нет. То есть у мышей вместо копий иглы, а у лягушек – хрупкий камыш; у мышей крепкие скорлупки вместо щитов, а у лягушек – всего-навсего кувшинки!

Дудин Ваня

”Илиада” в кривом зеркале “Батрахомиомахии”

Посмотрите, как интересно!

“Илиада” в глазах Гомера серьезное произведение, в нем присутствуют великие герои, да и причина войны серьезная – похитили самую прекрасную из земных женщин. В “Батрахомиомахии” какие-то жалкие существа, утонул мышонок. И как они могут быть похожи!? Но недаром “Батрахомиомахия” – это пародия. Оказывается, она надсмехается над “Илиадой”. Великие герои как мыши и лягушки, а похищение Елены – то же, что “утонул мышонок”. Получается что “Батрахомиомахия” отражает смысл “Илиады” от величия к насмешке (в насмешку) то есть в другую сторону. Получается что “Батрахомиомахия” – это насмешливое отражение “Илиады”. Получается что “Батрахомиомахия” – это настоящее произведение, которое показывает настоящий смысл “Илиады”.

Левченко Юля

Почему Пигрет Галикарнасский выбрал мышей и лягушек своими героями?

Мне кажется, что Пигрет выбрал мышей и лягушек своими героями, потому что это не противоречащие друг другу животные, и он просто хотел показать в тексте странность, что ни в чем не схожие,и вообще никак не относящиеся друг к другу животные вдруг начинают войну. Если бы он выбрал кошек и собак, тогда бы вопроса не возникало бы, потому что собаки всегда бегают за кошками, а кошки на них шипят. Тогда бы еще было понятно, почему они начали воевать. Но у лягушек и мышей совершенно другие отношения. Мне кажется, что даже если мышь и лягушка когда-нибудь встретятся, то просто мышь пробежит мимо, а лягушка проскочит.

Горлова Соня

Пародии на Пигрета

Война муравьев и жуков

Раз как-то мучимый жаждой, только что наработавшись, после трудового

дня вздыхал уставший муравьенок, хотел очутиться у себя дома. И вдруг он увидел жука большекрылого. Подползает к жуку и говорит: “Вы не могли бы меня подвезти к муравейнику?” Тогда жук просыпается и спрашивает: “А ты кто такой?” “Мое имя всюду известно, я – сын царя – Зерногрыза, меня зовут Зерносбор” “А, ну тогда садись”, – сказал жук. Но, к счастью, когда они взлетели, внезапно подул ветер, муравьенок свалился и разбился, а все это увидел муравей-стражник и доложил царю Зерногрызу. А царь объявил всем жукам войну. И начали изготавливать оружие муравьи-листорезы: нарезали листья, как щиты, и отрезали иголки от елок, как копья.

А в то же время царь жуков Рогонос объявил войну против муравьев, и

начали жуки делать себе оружие: щиты они сделали из коры дерева, а копья – из шипов розы.

И, наконец, все пришли на поле боя. Зевс, наблюдая за рвущимися в бой

армиями, спросил Артемиду: “Не желаешь ли ты помочь муравьям, ведь они приносят дары к твоему храму?” “Нет! Вечно, когда я хочу отдохнуть, они щекочут и не дают мне вздремнуть. И вообще они мне противны, а лучше всего смотреть на них с Олимпа и не помогать никому.” Речью своею она всех убедила, и все боги решили только смотреть.

Зевс дал знак: раздались раскаты грома, и битва началась. Первыми напали

муравьи, но жуки отразили, и опять муравьи пошли в атаку, но в этот раз попытка была удачной. И тогда сила стала равной, и потом двадцать лет сила не склонялась ни на одну, ни на другую сторону.

Боги стали бояться, что война не закончится. Зевс решил с помощью весов

решить, кто победит, а кто проиграет. Чаша весов перевесила на сторону муравьев, и тогда Зевс наслал голод на войска жуков, а предводителю муравьев Зерногрызу послал сон, что муравьи победят, если сейчас нападут на жуков.

Хлебогрыз встал, начал одеваться. Сначала надел латы, корону, потом взял в руку щит, а в другую – меч. Разбудил войско, и все помчались, как стаи птиц перелетных летели на юг. А жуки не знали, что муравьи нападут, и они были измучены голодом, а муравьи напали на них и победили в этой войне. Они часть жуков убили, а часть захватили в плен.

Так закончилась еще одна жестокая война.

Суворов Вова

Война жуков и муравьев

Как-то раз шел муравей в муравейник на собрание. Не доходя человеческого шага, он увидел на дереве собрание жуков. На этом собрании был старый и большой жук, который заснул и упал на муравья. Тот умер. Из муравейника один муравей увидел, как он умирал. Чуть-чуть позже собрание муравьев решило объявить жукам войну.

Те согласились и улетели наряжаться. Некоторые надевали на лоб рог, другие – на лапы резцы, третьи – два рога, четвертые – крепкий панцирь, как щит, пятые надевали на лапы такие штуки, как кастеты.

А муравьи начали надевать рога на нос, вторые – крылья и два рога на нос,

третьи – на хвост жало, четвертые надели баллончик с пулями, как автоматы. Они построили огромное заграждение из всякого твердого материала для мирных жителей.

Когда войска встали рядом, Зевс дал знак о начале битвы, кинув молнию.

Четвертая группа муравьев вышла вперед и начала стрелять в жуков. Жук за

жуком умирает, но жуки с щитами начали сносить муравьев. Тем самым жуки

победили четвертую группу. Но муравьи не отступали и послали вторую группу, и жуки против них третью группу. На этот раз битва была долгой, те и те схватывались за рога, и никто не мог победить, пока одному муравью не пришло в голову взлететь, подняв жуков на воздух, и бросать их, чтобы жуки разбивались. Против этой группы жуки вызвали пятую группу. Жуки схватывали муравьев за головы и отрывали их. Муравьи выбрали третью группу, но те также проиграли. В следующей схватке им помешала собака. Муравьи побежали от нее за стену, а жуки за ними.

Муравьи посовещались и объявили согласие с жуками. Жуки сходили за

другими и пошли опять к муравьям. Все решили жить в мире и согласии. Они сняли доспехи и решили, если на них кто нападет, будут защищаться вместе.

Савченко Дима

Война блох и мух

Однажды пехота мух пошла брать штурмом булку, и когда они поднялись, то увидели там флаг блох, а самих блох не увидели. Они сорвали флаг блох, поставили свой и ушли. Через час блохи увидели, что их флаг сорван, и они пошли к мухам, чтобы те готовились к войне с ними. Мухи сделали копья и мечи из иголок кактусов, а щиты из листа бумаги, который лежал на полу.

И вот началась война. Пошел отряд мух под названием “кобра” на отряд блох под названием “тигр”, вот “тигр-115” поразил “кобру-14”, потом “кобра-15” за “кобру-14” поразил “тигра-115”, но он успел убить “кобру-10”. Потом “кобра-11” убил “тигра-10”, еще “кобра-20” убил “тигра-105”, потом “тигр-108” хотел поразить “кобру-1”, но копье отскочило от его щита прямо в “тигра-111”. И один бой закончился со счетом 1:0 в пользу мух. И пошли друг на друга опять два отряда: у мух “лев”, у блох “бум”. Вот “лев-10” поразил “бума-100”. Потом “бум-110”хотел поразить “льва-11”, но его защитил “лев-15”, и стрела отскочила прямо в “бума-120” Но потом все-таки “бум-119” убил “льва-15”. После этого все мухи разозлились и пошли всей толпой на блох…

В этой войне было убито 10810 блох и 9310 мух. И этой четырехчасовой войне пришел конец. Блохи с позором убежали, а мухи пошли есть свою булочку.

Зубарев Вася

Война людей и насекомых(или Батрахолюденасека)

К первой строке, приступая, мы муз созываем

Олимпа, творчество наше собрать, что есть силы

Мы просим. Вас пиерийские музы, мудрее совы

Каллиопа и прекрасней всех муз Мельпомена,

Просим мы вас вдохновить нас, чтоб новую

Песнь сочинить, на коленях. Дело, согласно

Сказанью начало имело такое.

Долгие вечные годы с Олимпа Зевс наблюдал

За людьми и зверями. Видел не раз он один,

Как, не заметив, люди давили безжалостно

Всех насекомых на свете. Яростный гнев

Вдруг на Зевса нашел молненосно. Тут

Всех богов он созвал, и речь произнес он такую:

“Дети мои! Пусть жестоко звучит для людей

Все мое наказанье, видел не раз я, как

Люди жестокие давят букашек. Знаю, что

Скажете вы, что ничтожны они и противны. Но

Посмотрите внимательней, мелки они и красивы,

Разве хоть что-нибудь мелкое жить нам мешает?

Я наказанье еще не придумал, но первой

Прошу выступать Афродиту. Молвила так

Афродита: “Может быть, сделать поменьше

Людей, а букашек побольше? Участь такая ж

Постигнет людей, если сделаем это”. Зевс же

Ответил: “Это совсем не подходит, зачем тратить силы

Нам дважды?”, и попросил выступить

Сребролукого он Аполлона: “Я же осмелюсь

Пойти по логичным следам Афродиты, только людей

Не уменьшить, а сразу же сделать букашек

Большими, все равно будут букашки побольше

Чем люди”. Зевс согласился, кивнул Аполлону,

И мысль его принял. Он же потом попросил

Всех богов обсудить эту мысль. Первым решился

Вступить в разговор величайший Дионис:

“Думайте вы о себе, все хотят как себе

Сделать лучше! Если же мы увеличим, съедят

Виноградники все мои живо, да и сейчас

Все гнилые висят плоды на деревьях!

Первой Афина Паллада ответить решилась: “Думаешь, мы не страдали от глупых

Мышлений и версий? Пусть будет все, как

Велит нам наш рок невидимый! Каждый

В работе пусть ищет местечко свое, мы же

На сей раз увеличить букашек решили!”

Зевс загремел, Громовержец, объявляя

Конец совещаний. Мудрых решенью богов

Возразить уж никто был не в силах.

День же на следующий Зевс, что задумал,

То тотчас исполнил. Грянула зверская

Молния, ливень и град огромнейший, шли

И гремели, словно Зевс объявил так всемирный

Потоп, или гнев свой ужасный. И перед

Действием речь произнес он такую:

“Глупые люди! Сейчас вы красу насекомых

Увидьте! Будут намного они больше вас,

И давить вас безжалостно будут. Если

Же вы защищаться сумеете, начнется

Война или битва…долго же будет идти

Та война…вижу уже я”. И только

С этого слова удар грянул мощный, и как

Деревья, в ускоренном виде росли все букашки.

Все вдруг дома разломались, в домах ведь

Их было немало…вырастя, все насекомые,

Почувствовав силу, всех беззащитных людей

Раздавливать стали. Те же бежали, ни ног

Не жалея, ни силы. А насекомые все поедать

И ломать сразу стали. День же

На следующий собранье народное люди созвали.

Соединились три города: Спарта, Афины

И Фивы. Спарту Харин представлял, а Афины

Мосхион, Фивы – великий Памфил.

Первым решился вступить в разговор воин

Мосхион: “Я предлагаю прислушаться к речи

Великого Зевса. Он ведь сказал, что война

Будет долгой, если мы защитимся.

Значит, не нужно нам с ними бороться.

Зевса слова так я понял”. Встав, С величайею гордостью воин Харин произнес

Речь такую: “Ты предлагаешь сидеть сложа руки

И ждать нашей смерти. Я умирать

Не хочу, у меня есть семья и вся слава.

Понял же я слова Зевса, что их

Очень много, и защищаться нам можно

Хоть сто лет, хоть тысячу”. Ответил

Ему с возраженьем воин Мосхион:

“Есть же у них хоть какая-то слабость, ведь

Они не бессмертны, как боги”. “Да, но они

Размножаются с днями…” Тут в разговор

Вдруг вмешался Памфил величайший:

“Хватит вам спорить, ведь прав был Харин

Величайший, мы же не можем сидеть

Сложа руки и ждать нашей смерти.

Значит, сзывать нам войска срочно надо.

Города три слишком мало, поэтому надо

Привлечь остальных нам. И соберем так

Войска мы огромные, больше же будет

Нас, чем этих огромных букашек”.

С гневом ужасным в душе отвечал ему

Воин Мосхион: “Думайте вы, как

Хотите, а я ухожу сейчас отсюда!

Буду сидеть сложа руки и помощь

От Афин вы не ждите!” Воин Мосхион ушел,

И Харин засмеялся злорадно: “Как и

Откуда он знает, что город пойдет

По следам лишь его, очень глупым. Слишком

Нас мало осталось, а их очень много.

Так что уйду я отсюда, сил напрасно

Не тратя”. Тут с печалью в душе произнес

Вдруг Памфил: “Я же остался один, одному

Мне решать все придется. Делать мне нечего,

Люди решили умреть недостойно…

Что же могу я сделать для города?

Город мой мал и бессилен, но может

Внести хоть какуй-то защиту!”

В Фивы поехал Памфил и войска он

Созвал небольшие. И, отправляясь все в путь,

Взяли щиты, и оружье, и копья.

Первым напал муравей, съедать всех

Людей сразу стал он. Копьями кинули

Люди и два глаза они уж проткнули.

Вторым же паук наступал, паутиной своей

Он метался, люди, щитом прикрываясь,

Отважно шли дальше.

Мимо оса пролетала. И жалом ужалив,

Десять людей пали сразу. Были слышны

Шум и грохот, третьими шли тараканы.

Шли тараканы и шли, мимо людей

Проходя, давили их сразу.

Так проиграли все люди, свой род опозорив.

Горлова Соня, Воронцова Даша

Что такое трагедия

Трагедия – это рассказ горя, которое приключилось с “героями”. В “трагедии” описывается трагедия.

Нужно описать какое-то горе, но не просто маленькое и смешное – “варежку потерял”. А действительно что-то ужасное, как в “Царе Эдипе” – сам не зная того, сын убивает отца и женится на матери. Трагедия нужна, чтобы поделиться горем.

Рыбина Оля

Трагедия – это древне греческая смерть в душе. Недаром говорят, что трагедия пишется кровью и слезами. Трагедия сделана для того, чтобы люди научились сочувствовать друг другу и ставить себя на место человека, у которого на душе тяжело.

Я не могу сочувствовать, если мне не доказать, что человек сам не виноват в причине расстройства души. Эдип, я думаю, не виноват, что его отец украл сына у Пелопса. Лай (отец Эдипа) зверски “отблагодарил” Пелопса за его гостеприимство. И Эдип пострадал по оплошности отца, так как Лая проклял Пелопс, а передалось все бедному Эдипу.

В других книгах я не видела ничего подобного. А в трагедии я поняла, что можно сочувствовать героям книг.

Воронцова Даша

Эдип Софокла

Автор трагедии ставит перед нами и Эдипом вопрос – человек или боги делают судьбу? В поисках ответа Эдип ушел из родного города, практически обрекая себя на верную гибель. Боги предсказали ему убить своего отца и жениться на своей матери. Он нашел, как ему казалось, верное решение: уйти из дома. Рок его преследует. Предсказания сбываются в самой чудовищной форме.

Но Эдип, увы, не понял самого главного: боги определяют лишь общий облик судьбы человека, ее направление, одну из версий будущего. Все остальное зависит только от самого человека, от его личности, от того, что в нем скрыто. Свободный человек свободен в своих поступках, особенно в ситуации Эдипа, вне города, вне полиса, вне его законов, на дороге. Судьба вершится не временем бездействия, а ситуациями, в которые попадает Эдип. В этих ситуациях все действующие лица являются вершителями судьбы Эдипа и своей собственной.

И только в самый последний момент, в момент духовного прозрения, Эдип понимает, каким слепцом он был тогда, и в знак этого выкалывает себе глаза. В Греции считалось, что слепой человек – мудрец, мудрец – значит философ. Ослепнув, Эдип достигнул прозрения.

Горлова Соня

Пробуем сочинять трагедии

КАДМ

Действующие лица:

Гармония, Кадм, Хор, Старец.

Пролог

Гармония. Помнишь ли ты, Кадм, предсказание, данное тебе, когда отомстил ты

за слуг своих?

Кадм. Да, Гармония, и до сих пор я в страхе, уж не был ли тот змей посвящен

Богам?

Гармония. Коль бы это было правдой, не было бы так хорошо в Фивах нам.

Узнай, я думаю, что то не предсказанье было, а шутка.

Кадм. Быть может так, но я тревожусь.

Парод

Хор. Пришел к царю счастливому гонец и известил о горе страшном двух

супругов. Он известил о том, что умер Кадмов внук. И умер он, как

жертва гнева Артемиды. За что такое наказание царю Фив? Чем спа-

сти царя от дальних бед? О, Боги, что же выпало ему?

Эписодий первый

Кадм. Я помню явственно то предсказанье, что получил я, и я так думаю,

что кто-то из семьи моей ужасного чего-то множество сделал.

Гармония, жена моя, скажи, не думаешь ли ты, что это кто-то из

детей моих?

Гармония. Не ведаю. Сказать могу одно: спроси слепого старца, он поможет.

Кадм. Я пошлю за ним.

Стасим первый

Хор. Кто виновен?

Кто виновен?

В тех страданиях царя?

Кто поможет отыскать омрачителя?

Омрачитель без сомненья совершил большое злодеяние.

Видно ясно, что оскорблены ужасно

Были этим человеком

Боги на Олимпе!

Эписодий второй

Старец. Меня ты звал, царь Фив?

Кадм. Да, звал и ждал я с нетерпеньем.

Старец. И что тебя тревожит, царь?

Кадм. Меня тревожит предсказанье, что было мне дано,

А говорилось в нем о том,

что обращен я в змея.

Старец. И чем тебе помочь я должен?

Что сказать тебе?

Кадм. Все говорят и верят, что ты – мудрец великий.

И если можешь, скажи мне,

Чем провинен я и род мой.

Скажи мне, чего не сделал и не понял кто-то из моей семьи?

Старей. Об этом знаю я, но рассказать не смогу.

У всех событий свой черед.

Кадм. Скажи – спасешь меня …

Старец. Что толку говорить

О том, чего и знать не нужно.

Кадм. Коль ты считаешь,

Что можно просто так

Оставить без совета

Человека – ты не прав!

Старец. А если ты считаешь,

Что судьбу свою

С моею помощью

Возможно разузнать тебе –

Ты неразумен.

Кадм. Уйди! Мне без тебя забот хватает.

( Старец уходит.)

Кадм. ( вдогонку) Безумец!

Эписодий третий

Кадм. Странно, почему же

Не ответил вещий старец?

Гармония. Не слышала я разговора,

И думаю, что вы

Повздорили.

Где вещий старец

Сейчас?

Кадм. Ушел.

Гармония. Я считаю, что зря

Прогнал ты старца.

Кадм. Ответь, Гармония, как

Понимать все то, что

Старец говорил?

Гармония. Не знаю, но я думаю, что ошиблась в своих утвержденьях.

Кадм. В каких?

Гармония. В тех, что говорила

Так унизительно

О предсказании

Твоем.

Быть может

Боги – Олимпийцы

Решили, что изменят

Кару?

Кадм. И что ж?

Я – ужас всей семьи?!

Стасим второй

Хор. Я не считаю Кадма виновным.

Боги бы дали ему наказанье,

А здесь погибает семья.

Если бы Боги

Предали бы Кадма едино отмщенью,

Я бы поверил, но здесь.

Не считаю я Кадма виновным.

Эписодий четвертый

Кадм (выходя из дворца). Сморил меня сон.

И то был сон вещий.

Во сне ко мне явилась сама Афина

И объяснила мне все.

Теперь и в день погожий

Я не смогу спокойно

Глаз поднять в небеса,

Ибо я омрачитель,

Которого искал!

Гармония. О, как узнал ты, Кадм,

Столь устрашающие вещи?

Кадм. Во сне вопросил я у девы-воительницы,

Как мне семью от дальних бед спасти.

А дева-воин подсказала!..

Она советовала мне,

Чтоб вспомнил я

Как создал Фивы.

Я вспомнил, как змея убил,

Как вещанье услышал.

А дальше Афина сказала, что кару

Меняли они, и страдало не тело, а сердце!

Боги, зачем не меня наказали

А всех моих родичей!

Вместо того, чтобы муки терпеть всей семье,

Почему бы не сжалиться вам? Пусть буду я лучше змеем!

( Убегает, слышится шипение.)

Коммос

Гармония. О, Кадм! Зачем ты образ принял.

Без мужа мне зачем

На свете жить?

О, Кадм! Вернись,

Стань Кадмом вновь!

О, почему же, Боги,

Не превратить меня в змею?

(Убегает.)

Люди. Боже. Во что царь с царицею обратились?

Змеями стали!

Что может ужаснее быть?

Хор. Вот вам урок.

Впредь не судите Богов -

И осуждены не будете

Ежели Ареса так рассердить,

То одна дорога – мука.

Кузеванова Юля

НИОБА

Действующие лица:

Ниоба, Манто, Латона, Артемида, Аполон, два человека, хор.

Пролог

Хор. У Ниобы, великой дочери Тантала, есть семь прекрасных дочерей и семь прекрасных сыновей. Прекрасны её сыновья,как юные боги. Красивы её дочери, как юные богини. Гордится ими Ниоба. Не боится Ниоба за своих детей. Горда Ниоба!

Эписодий первый

Манто. О, люди ! Да соберёмся мы все в храме и предадим дары великой богине Латоне! Породила она на свет двух богов златокудрых, Артемиду и Аполона. Артемида- богиня лесов и охоты. Аполон – бог музыки. Оба они стрелки, стрелы которых всегда в цель попадают.

Два человека. Манто, идём мы, но с нами нет Ниобы. В дом к ней надо постучать. (Стучат) О, Ниоба! Мы все в храм идём передать дары Латоне. Мы все зовём тебя. Идём ты с нами!

Ниоба. Что?! Передать дары Латоне? Этой бездетной богине!

Манто. Ниоба, разве бездетна она? Латона на свет породила двух

богов златокудрых!

Ниоба. Два чада имеет она, я же имею семь дочерей и семь сыновей.

Дети мои лучше детей Латоны. Больше детей у меня! Я лучше Латоны и не собираюсь передавать ей дары. Это она мне должна дары передавать, а не я ей!

Манто. Да как ты смеешь говорить так о богах?! Не попадайся на глаза мне больше! И в храмы больше не входи! Храмы осквернять, богов оскорблять не надо!

Два человека. Мы поддерживаем Манто! На глаза не попадайся больше нам! Потому что презираем мы тебя!

Ниоба. Уходите! Мне лучше будет! Ибо дом мой не для таких, как вы!

(Все уходят)

Стасим первый

Строфа первая.

Хор. Глупая Ниоба! Ты слишком горда! Беды влечёшь ты на нас, а может быть только на себя. Ты оскорбляешь Латону! Ты оскорбляешь детей её! Скажи зачем ты это делашь? Зачем?

Антистрофа первая

Ниоба оскорбила Латону и её детей. Все люди отвернулись от неё. Ибо это кара за содеянное! Чтобы поняла Ниоба, как глупа она с гордыней своей.

Строфа вторая

О, Ниоба! Не будь так горда! Ты оскорбила Латону! Сама на себя ты кару навлекла! О, не навлекай беду на всех! Ты родилась под счастливой звездой, а мы нет!

Антистрофа вторая

Сама на себя кару навела. Сама и расплачивайся! Не привлекай других! Они от тебя отвернулись, значит, больше не зови их!

Эписодий второй

Латона. О, дети мои! Оскорбила вашу мать Ниоба! Дочь Тантала! Разве вы хуже четырнадцати детей Ниобы? У меня вас двое. Но вы же боги!!!!!! И как посмела она и вас? Она всего лишь смертная!

Артемида.О мать, мы отомстим! Она узнает, что такое муки!

Аполлон. О, мать! Мы улетаем! Она за свой поступок нам ответит! (Уходят)

Латона. О, вещий голос, помоги мне! Не знаю, что мне делать дальше. И что делают дети мои, я тоже не знаю.

(Проходит время).

Латона. О, ну наконец-то!

(Появляются Аполлон и Артемида)

Артемида. О, мать, мы отплатили ей.

Аполлон. Ниоба слова больше не проронит! И жизнью больше не живёт.

(Улетают)

Стасим второй.

Строфа первая.

Хор: О Боги! Спасибо, что не покарали нас за грехи Ниобы! О, Аполлон и Артемида, вы очень добры к нам, но вы жестоки к Ниобе.

Антистрофа первая.

Вы перестреляли всех детей Ниобы, страдает она, бьётся в бездонных муках она, слёзы без передышки льёт!

Ниоба. Радуйся, жестокая Латона, веселись, пока не насытится твоё сердце моей скорбью. Ты победила, соперница!

Латона. Да! Я победила, а ты проиграла! Нет детей у тебя, а у меня целых двое.

Ниоба. О нет! Что же говорю я! У меня, несчастной, больше детей, чем у тебя счастливой! И хотя много вокруг меня бездыханных тел детей моих, всё же я победила тебя!

(Ниоба превратилась в камень)

Латона. Замолчи навсегда! Не услышу я тебя боле.

Хор: Погубила Ниоба сама себя, гордость её подвела. Но жалеют Ниобу люди, ибо боятся за себя самих они.

Ключникова Ксюша

Одиссей

Действующие лица:

Одиссей, Посейдон, Боги ветра, Аид, Пан, Тесей, Дедал, Спутники,

Мойры, мать Одиссея, Сирены, Хор, Минос, Икар.

Пролог

Одиссей. О зачем мне это ? Куда мы приплывём после стольких

бед и напастей? Зачем пошёл против богов я?

Спутники. Властитель наш ты, Одиссей. Но сколько ждать тебя

придётся ? Все давно уже отплыли, а мы стоим. Не

стоит нам сбиваться с курса! Так можем мы попасть

к сиренам иль на Крит к Минотавру попадём.

Одиссей. О беды, беды впереди нас ожидают.

Спутники. О чём ты, Одиссей?

Одиссей. Даны мне были предсказания: хорошее и плохое.

Хорошее исполнилось, так будет и плохое.

Поплыли, потом поговорим.

Зевс. Совет богов решит, когда плохое называть.

Посейдон. О Зевс, король богов, давай на море, ведь он осквернил всех нас, значит, я тоже должен помогать.

Зевс. Ну ладно, Посейдон, давай на море!

Спутники. Одиссей, пошли своего орла домой с запиской: “Мы

будем через два дня, если через два дня мы не явимся,

не паникуйте”

(Уплывают.)

Парод

Строфа первая

Хор. Сам Одиссей пошёл против богов! Как прибудет он ныне домой ?

Трепещу ведь не лёгкая будет дорога его.

Антистрофа

Хор. Ныне я вас призываю бессмертные музы, хранящие нашего царя Одиссея, помогите ему, чтобы бед было меньше.

Строфа вторая

Хор. Горе! Нет и знатных. И мастеров, что будет с Одиссеем

гордым?! Мы не в силах ему помочь!

Антистрофа вторая

Хор. Жертв на Трое не исчислить. Несхороненные трупы, смерти смрад распространяя, неоплаканны лежат. Жёны меж тем с матерями седыми молят, припав к алтарям, чтоб их властитель Одиссей поскорей вернулся.

Эписодий первый

Одиссей. О боги, боги! Я знаю, сам я пошёл против вас, но молю, вас

сделать путь немного короче!

Спутники. Одиссей, туман! Мы потерялись. Куда же мы попадём? Мы

сбились с курса.

Хор. О, Одиссей, ты сам пошёл против богов, тебя никто не заставлял! Ведь спутники твои здесь не причём, сам всех и выручай!

Спутники. На этот раз вы не правы. Он наш властитель-мы должны

его спасти!

. (Плывут.)

Стасим первый

Хор. О. Приближаются они ко Криту! Ужаснейший там Минотавр

бродит в лабиринте уж своём. Почувствует он кровь,бежит туда скорей!

Антистрофа первая

О, что захочет сделать Одиссей? Убьёт он Минотавра иль захочет в

плен попасть? С Дедалом и Икаром рядом оказаться?

Строфа вторая

Нет, Одиссей попадёт к Дедалу и его сыну, а спутников возьмут уж

в плен! Много кто хотел спасти Дедала, но Минотавра не победить.

Минос усилил там охрану.

Антистрофа вторая

Нет, им не уплыть обратно! Их корабль разобьётся о скалы!

Эписодий второй

Спутники. Крит уже рядом, Одиссей, прими решение! Что нам делать?

Одиссей. Убьём Минотавра!

Хор. Ко входу лабиринта поставили охрану.

Одиссей. Хоть нас и мало, но мы выиграли войну, убьём и их.

Спутники. Там их тридцать два человека, а нас всего шестеро.

Одиссей. Ну, ладно, вас отправят во дворец служить Миносу, а меня-

к Дедалу.

Спутники. Минос, мы сдаёмся!

Минос. О, кого я вижу! Самого Одиссея, который выиграл войну!

А сейчас сдаётся! Охрана! Спутников во дворец, а Одиссея

к Дедалу!

(Уводят.)

Дедал. О, Одиссей, решился ты меня спасти?

Одиссей. О, нет! Мы из-за тумана сюда приплыли, а уплыть уж не смогли.

Икар. У нас ты будешь гостем дорогим! А то уж скучно тут.

Одиссей. Не буду здесь уж долго я сидеть! Надо что-то нам приду-

мать! Раз мы три мастера, так смастерим такое, чтоб мимо

Минотавра мне пройти.

Дедал. Но это же рискованно!

Одиссей. Если ты это сделаешь, я отменю казнь твою!

Дедал. Так и быть! Икар, Одиссей, помогите мне!

Хор. И вот они сделали то, что хотели. Они назвали это”зеркало”.

Одиссей. Я ухожу, а вы летите. Минос охраняет только сушу и воду,

но не воздух!

Дедал. Сделаем крылья!

Одиссей сбежал и спас спутников, они плывут.

Спутники. Сирены! Земля! Остров!

Одиссей. Но тут нет скал! Куда мы попали?

Хор. На остров Сирен!

Савченко Дима

Сравнение переводов Вересаева и Иванова стихотворения Сафо “Гимн к Афродите”*

Я думаю, что переводы разные несмотря на то, что авторы писали переводы одного стиха. Авторы вложили в свои переводы свое. Я не знаю почему, но у них по-разному оформлено. У В.И. речь прямая, а у В.В. косвенная. Но я думаю, что в переводе В.В. Сапфо вспоминает воздушно, смутно. Он пересказывает слова Афродиты, как будто все происходит сейчас наяву. А в переводе В.И. она с точностью вспоминает, что говорилось. Авторы читали одно слово, например, “горе”. Один понимает его как “горе”, а другой как “тоска”.

Я думаю, что Сапфо писала о своем горе. О каком горе, я не знаю. Но видно, что ей нужна помощь, ей необходимо что-то сделать, уйти от чего-то. Может быть, от любви, которая невозможна. Либо это любовь к мертвому человеку, либо просто невозможная, недопустимая любовь, ведь Афродита – богиня любви. Она летела к ней на золотой колеснице, которую держали птицы. Но мне же кажется, что эта встреча была мысленной. Сафо либо выдумала ее, либо Афродита приходила к ней в мыслях… И она просила о помощи мысленного бога.

Горлова Соня

Мне кажется, что эти два перевода одинаковы по смыслу, но передан смысл по-разному. В переводе Иванова есть одно сравнение и один эпитет, относящийся к Афродите для того, чтобы она обратила внимание на молящего ее, чтобы она не обиделась на то, что ее не ценят. Но в этом переводе мало прилагательных, которые хвалят Афродиту и ее вещи, например, “радужно-престольная”

В другом переводе сравнений и эпитетов нет вообще, но зато много прилагательных, которые хвалят Афродиту “воробушков милых стая”. В переводе Вересаева речь Афродиты непрямая, он пересказывает ее слова, а в переводе Иванова речь прямая.

Мне кажется, Сафо написала гимн из таких частей и в таком порядке: сначала эпитеты, сравнения и прилагательные, которые хвалят Афродиту, потом она просит, чтобы Афродита не портила сердце молящему. Потом описано, как и на чем Афродита приехала, затем что Афродита спрашивала у молящего. А в конце молящий попросил, чтобы Афродита стала его союзницей.

Мне кажется, что более правильный перевод у Вересаева, потому что Сафо – женщина и Афродита тоже женщина. Они любят комплименты, поэтому Сафо и написала прилагательные, которых в переводе Иванова нет.

Суворов Кирилл