Развернуть | Свернуть

Translate page

раскрутка сайта, поисковая оптимизация

Increase text size Decrease text size


На гранях логики культуры

ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ И КРИТИКА СПОСОБНОСТИ СУЖДЕНИЯ. ДИДРО И КАНТ1

I. ПРОБЛЕМАТИКА

Попытка охарактеризовать некую историческую эпоху как самостоятельную культурную целостность всегда наталкивается на одну существенную трудность. Эта эпоха должна быть понята социологически - в ее отношении к другим эпохам, главным образом к последующему историческому периоду, но одновременно она должна быть понята по отношению к самой себе, как нечто непреходящее, неповторимое и способное постоянно воспроизводиться - в веках, уже не как ступенька к чему-то другому, но в своей собственной самобытности, раскрывая все новые и новые смыслы своего культурного бытия.

Не вдаваясь сейчас в философские тонкости намеченной только что проблемы, я просто укажу на то предположение, которое принято мной здесь по отношению к такому культурному феномену, как эпоха Просвещения. Может быть, это предположение позволит внимательному читателю уже самостоятельно продумать некоторые не выявленные здесь сложности самой проблемы в ее всеобщем определении. Итак, я предлагаю осмыслить основные культурные особенности века Просвещения в том преломлении, которое осуществлено в самом конце этого века (1790), в кантовской "Критике способности суждения". Предполагается, что в кантовской "Критике..." эпоха Просвещения прорефлектирована именно в той точке, в которой она, эта эпоха, впервые оказалась способной взглянуть на себя со стороны и тем самым понять свое бытие, свои культурные способности, свою продуктивную силу как нечто преходящее, переходящее в прошлое, в историю и вместе с тем как некий неисчерпаемый и непреходящий образ культуры.

"Критика способности суждения" взята не случайно.

Здесь два соображения. Одно - всеобщее.

Даже не прибегая к аргументации самого Канта (или, может быть, точнее, используя кантовскую аргументаций как нашу собственную культурную интуицию), возможно понять особую привлекательность "способности суждения" для разрешения (или переформулировки) той проблемы, которую я поставил вначале.

Каждая культурная эпоха - это нечто совершенно необозримое, и по количеству своих продуктов (художественных произведений, научных достижений, философских прозрений, материальных орудий и т.д. и т. п.), и по содержанию того мира, который открывается этой эпохой как нечто вне-культурное, непонятное, выходящее за ее пределы, вызывающее ее любопытство и обнаруживающее ее досадную неспособность справиться своими силами, в пределах своих культурных потенций, с этим бесконечным миром недоступного и непознаваемого (недоступного и непознаваемого в контексте этой эпохи). Любому художественному произведению или любой философской системе, которую мы хотели бы взять в качестве наиболее полного выражения "культурного духа" эпохи, всегда можно будет противопоставить другую, прямо противоположную философскую концепцию или другой способ художественного видения, столь же необходимый для этой эпохи, но, казалось бы, совершенно исключающий первый вариант ее целостного изображения.

И вот, думается, что именно анализ способности суждения человека данной эпохи о художественных произведениях, о людях и их нравах, о каждом отдельном предмете может подсказать выход из этих трудностей.

Когда человек судит о чем-либо, и в первую очередь, кстати, о произведениях искусства (поскольку именно в художественной оценке человек обычно претендует на самостоятельность, индивидуальность своего суждения, т. е. менее всего претендует на его философичность), то в этом суждении неизбежно как бы сходятся своими вершинами два бесконечно расширяющихся конуса. С одной стороны, в моем суждении неизбежно и невольно для меня фокусируется все мое мировоззрение, миросозерцание, все бесконечные влияния окружающей среды и собственного жизненного опыта, все незаметно для меня самого воспитавшие меня философские системы и логические движения мысли, а с другой стороны, самый предмет, который я сужу, о котором я столь легкомысленно высказываю - походя - свое суждение, всегда оказывается фокусом расходящегося в бесконечность предметного мира в его бесчисленных связях, переходах и опосредованиях. Но не только в этом дело. Здесь есть еще две "выгоды" в плане нашей проблемы. Во-первых, именно в своем суждении человек более всего выступает как индивидуальность, как - говоря словами Гегеля - " этот", данный человек. Во-вторых, та фокусировка, то "центрирование", которому подвергается - в нашем суждении - и мир, и мировоззрение, не ограничивает этого мира и этого мировоззрения в его, так сказать, расходящейся части, в его движении в бесконечность; ни мир, ни мировоззрение не получают здесь - в способности суждения - той неизбежно замкнутой, а поэтому в конечном счете частной формы, которую они получают в каком-либо готовом произведении культуры, в какой-то, пусть самой гениальной и всеобщей, философской системе.

(То, что я сейчас сказал, есть, по сути дела, вольная передача кантовских идей о способности суждения, правда, без оглядки на философскую систему Канта. Я говорю об этом для того, чтобы читатель заранее имел в виду некоторые исходные идеи, которые нам еще пригодятся при сопоставлении воззрений Дидро и Канта.)

Второе соображение (в пользу ключевого значения - для наших целей - "Критики способности суждения") связано с особенным определением века Просвещения.

Если до сих пор я утверждал, что именно анализ способности суждения позволяет наиболее полно выразить культурную целостность какой-либо исторической эпохи, то сейчас необходимо внести в это утверждение солидную щепотку соли. "Способность суждения" выражает сущность любой культурной целостности только в том повороте, только в той мере, в какой она - эта иная целостность, эта иная эпоха - понимается, фокусируется в качестве... Просвещения, т. е. обнаруживает новый смысл того образа мыслей и жизни, который составляет неповторимое своеобразие XVIII столетия как века Просвещения.

В другом повороте, в другом измерении - эта эпоха ( каждая понимаемая нами эпоха) обнаруживает и актуализирует иные культурные смыслы и возможности - скажем, культуры Возрождения - или, наконец, формирует свой собственный неповторимый культурный смысл - свой непреходящий образ культуры. Но ни в том, ни в другом повороте способность суждения уже не будет иметь определяющего культуроформирующего значения.

Это второе (особенное) соображение и составит сквозную линию настоящей статьи.

* * *

Примем - в качестве исходного - одно из расхожих определений культуры века Просвещения как культуры просвещенного вкуса.

С самого начала ясно, что такое определение предельно узко (для многозначного, необозримого богатства "достижений" XVIII века в сфере техники, социальных преобразований, науки, искусства, философии, политических потрясений...) и очень провокационно в плане логическом.

Исторические и искусствоведческие работы нам объяснят следующее.

Определять через "культуру вкуса" целостность великой культурной эпохи - очень опасная штука. Чем вкус утонченней, многообразней, объективней, чем он, попросту говоря, культурнее, тем он более не способен к истинной продуктивности, тем он более разъедает творческую силу, тем более можно сказать, что культура оценки, смакования, зрительства, слушательства съедает культуру созидания, пафос гениальности. Съедает ту "варварскую" культуру творчества, которая в значительной мере есть культура нарушения всех норм вкуса.

Если вкус и способствует некой продуктивной деятельности, то, пожалуй, только в одной области - в том, что можно назвать творческим вкусом формирования культуры быта - утвари, мебели, интерьера, наконец, в творчестве, ну, скажем, - "прогулок", "пейзажей"... Творчество в этой сфере, неизбежно слитое с идеей вкуса, есть то, что называется " стилем"2. Нет спора, XVIII век вошел в историю искусства и эволюцией стиля - капризной, лихорадочной и очень прихотливой эволюцией (стиль классицизма, рококо, стиль Людовика XVI...). Вкус разыгрывает здесь в бесконечных вариациях все свои возможности, находя наиболее полное выражение каждый раз, в каждое десятилетие, в каких-то формах значимой "пустоты" - в интерьере, мебели, в организации открытого пространства парков и лесов, в острой игре воображения при оформлении празднеств, балов, маскарадов, королевского двора (музыки Просвещения я здесь не касаюсь). Стиль - и вкус - вот чем сразу, уже на поверхности, поражает взгляд историка культуры XVIII век.

...Но ведь это именно поверхность, видимость, пена, отброшенная историческим прибоем века Просвещения! Где в этой изысканной эволюции "вкусов и стилей" сам пафос просвещения ("просвещением" самоосознал себя XVIII век), пафос, в конечном счете сфокусированный в Париже 1789 года?!

И все же пойдем на риск. Попытаемся логически переосмыслить этот исходный тезис ("культура Просвещения - культура просвещенного вкуса ), специально анализируя те "болевые точки", в которых Просвещение самообосновывало и переосмысливало самое себя.

Я предполагаю, что обращенные на себя и преобразованные через культуру "вкуса" предопределения культуры Просвещения смогут (будем надеяться, что смогут) включить в себя и логически развить все иные определения века Просвещения как целостной культуры.

Это - очень вкратце - о логической форме дальнейшего исследования.

В основу последующего анализа (переосмысления исходных тезисов) заложен такой проблемный треугольник. Первый угол - сама культура Просвещения, и прежде всего искусство этой эпохи. Но об этом искусстве и буду здесь говорить не непосредственно, я буду о нем судить, исходя из взглядов Дени Дидро. Я буду смотреть на полотна Шардена и Греза глазами Дидро. И это будет второй угол треугольника, являющийся как бы основным предметом моего анализа. Способность суждения, характерная для культурных людей эпохи Просвещения, будет представлена "Салонами" Дидро. Причем сам Дидро для меня интересен не как философ, не как создатель культурных ценностей (будь это "Племянник Рамо" или "Мысли об объяснении природы"), но как "характерный (это уж бесспорно!) представитель" просвещенного вкуса этой эпохи. Кстати, именно фигура Дидро особенно хороша для такого осмысления, поскольку сам Дидро вполне сознательно и активно стремился избежать системосозидания, стремился понять науку своего времени и свое собственное мышление в его внутренней обыденной стихии, как мышление живое, неуловимое, реально совершающееся. И, наконец, третий угол, "Критика способности суждения" Иммануила Канта. Кант, в свою очередь, интересен для нас не в плане общей характеристики его философских воззрений, но как своеобразный культурный феномен самопонимания, саморефлексии XVIII века. Той саморефлексии, в которой век Просвещения был выражен (во всей своей ограниченности) наиболее полно и закругленно и вместе с тем в которой этот век сумел взглянуть на себя, как я сказал вначале, "со стороны", "выходя за собственные пределы". Меня совсем не интересует, в чем "ошибался" , в чем "не ошибался" Кант, развивая свою теорию способностей суждения. Меня интересует другое: в какой мере Кант сумел выразить именно ограниченную, а значит, именно выходящую за свои границы способность суждения, характерную для эпохи Просвещения?

Здесь у читателя может возникнуть один вполне законный вопрос - о праве автора говорить о всей культуре Просвещения на основе одного феномена - "Салонов" Дидро и одной рефлексии - "Критики..." Канта. Но в том-то и дело, что вся эта работа строится как своеобразный мысленный эксперимент. Предполагается, что "Критика способности суждения" представляет собой некий экспериментальный прибор. Когда мы введем в этот прибор такой особенный феномен "просвещенного вкуса, как художественные обзоры Дидро, то вкус Дидро будет поставлен в предельные условия и в нем должно будет (во всяком случае, таков замысел) обнаружиться всеобщее содержание века Просвещения. Или, иначе, он, этот особенный феномен, должен будет в нашем "приборе" преобразовываться во всеобщее (оставаясь особенным). Многих примеров (по принципу: "для полноты неплохо бы рядом с Дидро взять еще Руссо, или Гельвеция, или Гримма, или,..") здесь не нужно просто по определению.

Но, конечно, и исходный материал не случаен. В "Салонах" мы уже имеем препарат, готовый к эксперименту. Дидро - центральная и самая парадоксальная фигура Просвещения, в нем органически, осознанно сочетается художественное, философское, теоретическое, обыденное мышление, и это сочетание естественно фокусируется не в какой-то теоретической системе, неизбежно дающей абстрактное выражение определениям культуры, но именно в способности суждения, оживляющей и размораживающей любые застывшие, претендующие на всеобщность и как раз поэтому односторонние определения. Кроме того, вспомним, что в "Салонах" уже представлены другие феномены "просвещенного вкуса" (т.е. сами произведения искусства). Вот почему я демонстративно строю эту работу в плане идеализации - с помощью Канта - отдельного, единственного феномена культуры XVIII века.

И еще. В этой работе я сознательно не анализирую (вслед за многими исследователями) эстетические воззрения Дидро или "влияние" этих воззрений "на эстетическую систему" Канта. Чем меньше обнаруживается такое "влияние, (о, конечно же, здесь связь Канта и Хэтчисона или Канта и Руссо гораздо существеннее), тем лучше! Нет. Я беру вкус Дидро как некий реальный, общезначимый, но очень остро выраженный общественный феномен и пытаюсь обнаружить в "Критике..." Канта необходимую (для эпохи) форму рефлексии, и схематизации, и идеализации... "просвещенного вкуса". Канту не нужно было знать вкус Дидро, чтобы развивать антиномии "эстетической способности суждения". Кантовское суждение было окружено, пропитано этим просвещенным вкусом, дышало им, как человек дышит воздухом. Мы уже не дышим эстетическим вкусом эпохи Просвещения, и для нас существенно сопоставление кантовской "Критики..." с тем сгущенным кислородом просвещенности, что собран в "Салонах" Дени Дидро.

Итак, проблема намечена, условия ее развития определены. Пора переходить к делу.

II. "САЛОНЫ" ДИДРО, ИЛИ ПАРАДОКСЫ ПРОСВЕЩЕННОГО ВКУСА

Открываем "Салоны" Дидро. Для целей нашего анализа это, пожалуй, самая удобная книга. "Салоны", в которых Дидро в течение двадцати двух лет (1759 - 1781) в письмах Гримму давал обзор парижских выставок, не претендуют ни на какую общую теорию искусства (как, скажем, "Парадокс об актере"), не выходят ни на какую общефилософскую систему. Сама растянутость во времени делает невозможной внутреннюю цельность и превращает обычную для Дидро игру (в непосредственность) в нечто вполне необходимое и совсем не игривое. Тут непосредственность не изображается, а возникает в значительной мере случайно. Поэтому перед нами предстает в "Салонах" действительно история просвещенного вкуса французских культурных людей XVIII века.

Даже если проследить за внешней канвой "Салонов" , то начинаются они от живых еще воспоминаний о Пуссене и Ватто и кончаются первыми суждениями просвещенного вкуса о картинах Давида. Мозаика стилей XVIII века сразу же, с пылу с жару, оборачивается мозаикой вкуса, причем сама эта мозаика оказывается формой единственно возможного - для культуры вкуса - внутреннего единства.

"Салоны" привлекательны еще тем, что сами парадоксы Дидро, сама парадоксальность его мышления также вычитывается в этих бесчисленных письмах как что-то случайное, просто по недоразумению возникшее, как что-то невольно "выговоренное".

При первом чтении вообще кажется, что это самое скучное, самое банальное, самое нравоучительное и самое одностороннее из всех произведений Дидро. Правда, произведение несколько непоследовательное, противоречивое. Но, помилуйте, за 22 года два-три раза попротиворечить себе - вполне извинительно. Однако присмотримся внимательнее.

Как будто наш первый взгляд легко подтверждается: симпатии и антипатии определены совершенно четко и аргументированы достаточно тривиально.

На первом месте, конечно, Грез. "Вот, поистине, мой художник... Прежде всего мне нравится этот жанр. Это - моральная живопись. Так что ж! Не была ли кисть слишком долго посвящена разврату и пороку? Не должны ли мы быть удовлетворены, видя, наконец, ее соревнующейся с драматической поэзией в искусстве нас трогать, поучать, исправлять и побуждать к добродетели? Смелее мой друг Грез, проповедуй в живописи и всегда поступай так, как здесь..."3.

Или Шарден. "В Салоне есть несколько маленьких картин Шардена; почти все они изображают фрукты с принадлежностями для еды. Это сама природа; предметы вне полотна, и так правдоподобны, что обманывают глаз... Когда я рассматриваю картины других художников, мне кажется, что я должен сделать себе новые глаза; для того же, чтобы рассматривать картины Шардена, мне достаточно сохранить те, которые мне дала природа, и хорошо ими пользоваться"4.

Вот две основные опоры вкуса Дидро; искусство должно учить нравственности и быть правдоподобным.

Так же четки антипатии. Главный предмет ненависти - Буше. "Смею сказать, что этот человек совершенно не знает, что такое изящество; смею сказать, что он никогда не знал правды; смею сказать, что понятия нежности, честности, невинности, простоты ему совершенно чужды; смею сказать, что он ни на одно мгновение не видел природы..; смею сказать, что у него нет вкуса"5.

Можно было бы принять эти утверждения Дидро за чистую монету... Но уже при беглом чтении одно настораживает: Дидро сам и вполне осознанно проводит через все "Салоны" идею о каком-то "двойном вкусе", и мы сейчас увидим, как эта идея разрастается и становится глубинной характеристикой двойственности вкуса самого автора "Салонов". Первое замечание достаточно невинно. "Мы имеем о красоте два противоположных суждения; одно условное, другое на основании изучения. Это разноречивое суждение, согласно которому мы называем красивым на улице и в собрании то, что назвали бы безобразным в мастерской художника, а красивым в мастерской художника то, что нам не нравится в обществе, не позволяет нам иметь строгий вкус"6. Но когда под влиянием этого мимоходного замечания, брошенного в самом начале книги, мы еще раз - вместе с Дидро - остановимся перед картинами Греза, Шардена, Буше, то ситуация значительно осложнится. Возникают такие странности, которые - если всерьез вдуматься в суть дела - постепенно перевернут все наши исходные представления о суждениях просвещенного вкуса.

Последними словами клянет Дидро картины Буше. Клянет, а уйти от этих картин не может. "Чувствуешь всю их бессмысленность; и при всем том нельзя оторваться от картины. Она вас притягивает, и невольно возвращаешься к ней. Это такой приятный порок, это такое неподражаемое и редкое сумасбродство! В нем столько воображения, эффекта, волшебства и легкости! Когда долго смотришь на пейзаж... кажется, что уже все увидел. Ошибаешься: находишь еще бесконечно много ценных вещей! Никто другой не владеет так, как Буше, искусством света и тени. Он создан для того, чтобы кружить голову и светским людям, и художникам"7.

Странно все получается и с Грезом. Впрочем, тут для того, чтобы добраться до парадоксов просвещенного вкуса, понадобится немного больше усилий. Проследим, так сказать, "систематику похвалы", расточаемой Дидро картине Греза "Сыновнее почтение ("Паралитик"). Это та самая картина, которая - помните? - должна нас "трогать, поучать, исправлять и побуждать к добродетели".

Это общая декларация. Но вот какая система "аргументации" разворачивается дальше. Прежде всего Дидро начинает безудержно фантазировать по поводу каждого из изображенных лиц, придумывая опять-таки - по поводу (!) этой назидательной картины - свои поэтические "картинки" - и назидательные, и игривые, и двусмысленные... В азарт безудержной игры воображения включается рассудок и острый художественный глаз, уже не подкупаемый никакими нравоучительными соблазнами. Дидро со смаком перечисляет те недостатки картины Греза, о которых "говорят знатоки (о, конечно, только "посторонние знатоки", отнюдь не сам Дидро).

"Некоторые говорят, что паралитик слишком запрокинут и что невозможно есть в этом положении... Говорят также, что внимание всех этих лиц неестественно... Говорят еще, что старик при смерти и что у него лицо человека в агонии... что руки этой фигуры... прямы, сухи, плохо написаны и лишены деталей. О! Что касается этого, то это чистая правда. Что изголовье совершенно новое, и что было бы естественно, если бы оно было уже в употреблении... Возможно... Что этот художник не плодовит и что все головы этой сцены те же, <что и в других картинах>... Что... А, чтобы тысячи чертей взяли критиков и меня первого! Эта картина хороша, и очень хороша, и горе тому, кто хоть мгновение может ее рассматривать хладнокровно!"8.

Мы еще не дошли до самых глубоких слоев этой "систематики похвалы". Пока еще можно предположить, что Дидро говорит о недостатках или неестественности "деталей" в картинах Греза только для риторического "несмотря!" (дескать, несмотря на всю эту неестественность, все же главное - мораль!). Но вот автор "Салонов перед друтой картиной Греза - "Молодая девушка плачет над своей мертвой птичкой". Сначала - аффектированное восхищение "прелестной элегией" , "очаровательной поэмой", пастельное сочувствие "бедной малютке, потерявшей свою любимую птичку" ...

Вдруг - холодноватое замечание: "Такая печаль?! В ее годы? И из-за птички? Но сколько же ей лет?.. Ее голове лет пятнадцать-шестнадцать; а ее кисти и ее руке восемнадцать-девятнадцать. Это недостаток композиции, тем более чувствительный, что, поскольку голова дана опирающейся на руку, - одна часть совершенно не соответствует друтой"9. Так, мелочь, неудачная техническая деталь. Но перечитаем текст еще раз. Странно...

Сознательно или бессознательно, Дидро строит свою оценку этой картины Греза, строит свое суждение вкуса, отталкиваясь именно от "неудачной детали". Он обнаруживает два "портрета" в одном "портрете", две трагедии в одной трагедии. Малютка плачет над погибшей птичкой, но в тот же момент, на той же картине взрослая девушка плачет о погибшей любви. "Ну, малютка, откройте мне ваше сердце: скажите мне правду; действительно ли смерть этой птички заставляет вас с такой силой и с такой грустью углубляться в себя? Вы опускаете глаза; вы мне не отвечаете; вы готовы расплакаться. Я не отец; я ни нескромен, ни строг..."10. И развертывается великолепная игра на этих двух возможностях трагедии, на этих двух возможных источниках печали. Дидро изощренно развивает мотив "обманутой любви", фантазирует, играет словами и вскоре совсем забывает о "бедной малютке". Одна история компрометирует и как бы исключает другую. В результате ни та, ни другая не может быть взята всерьез. Сентиментальность исчезает в гривуазности, а сострадание "обманутой возлюбленной" оказываемся очень холодным и несерьезным, поскольку оно сразу же переключается в легкую улыбку, адресованную "бедной малютке". Именно в неестественности, в двузначности этой картины таится для Дидро ее эстетическое очарование, скрывается возможность суждения вкуса.

Точно так же работает "механизм" просвещенного вкуса перед другими картинами Греза (или Фрагонара, или Мишеля Ван-Лоо).

Каждый раз вкус "знатока" оказывается удовлетворенным, когда ему представляется возможность играть двумя (или несколькими) вполне серьезными нравственными оценками, сталкивая их между собой и превращая в нечто нравственно двусмысленное, но эстетически ценное.

Да, для Дидро "нравоучительный жанр" - вершина живописи. Но... "Живопись, которая зовется жанром, должна быть живописью стариков или тех, которые родились старыми. Она требует только изучения и терпения. Никакого восторга, мало гения, никакой поэзии, много техники и правдивости; и это все"11.

Наконец, Шарден. Это, пожалуй, вкус Дени Дидро, взятый совсем всерьез. Шардена Дидро действительно любит, здесь он никогда не преувеличивает свои восторги, не играет нравственными оценками, здесь он серьезен, сосредоточен, здесь его оценки наиболее продуманны и аналитичны. Но именно в этой аналитичности вскрывается одна из основных странностей "просвещенного вкуса". Читатель, наверное, помнит, что Дидро особенно ценит Шардена за его "верность природе", за то, что изображенные им предметы как бы витают в воздухе, "находятся вне полотна", тождественны природным предметам. Но, когда эта исходная оценка хоть слегка развивается, она оборачивается совсем иными словами, получает совсем иную мотивировку. "Манера Шардена своеобразна. У нее есть общее с наброском, о котором вблизи не знаешь, что это такое; по мере удаления вещь оформляется, и, наконец, становится самой природой. Иногда бывает так, что он вам нравится одинаково вблизи и издали. Этот человек настолько же выше Греза, насколько небо удалено от земли.. Поскольку у него собственная манера, ему следовало бы в некоторых обстоятельствах быть лживым, а он им никогда не бывает"12. "Шарден между природой и искусством, он отодвигает другие подражания на третье место"13.

Оказывается, что точность, с которой Шарден воспроизводит природу, хороша тогда и в той мере, в которой он природу воспроизводит, "снова производит", в какой предметы на картинах Шардена - не природа, но становятся природой. Неуловимая точка между природой и искусством, между предельно формальной, чисто музыкальной гармонией тона и цвета (так говорит Дидро о Шардене в другом месте) и природой как таковой, совершенно не формальной, естественной и прообразной, именно эта точка - есть точка вкуса, есть точка эстетического значения картин Шардена.

"Как соблюдена перспектива! Как отражаются друг на друге вещи! Как разрешены массы... Это гармония, выше которой нечего желать, она незаметно пронизывает его композицию, в каждой части, на всем протяжении его полотна, так же как богословы говорят о духе: "ощутим во всем и всюду скрыт""14

Так начинаются парадоксы просвещенного вкуса. Парадоксы пронизывают все годы работы над "Салонами", и парадоксальность эта, скорее невольная и бессознательная в первых "Салонах", все более начинает осознаваться самим Дидро, мучить его, выводить из эстетического равновесия и толкать на какие-то попытки саморефлексии. Саморефлексия возрастает в "Салонах" 69-го, 71-го и особенно 81 годов. Но одновременно с возрастанием рефлективности "суждение вкуса" теряет свою естественность, непосредственность и становится уже не вкусовой оценкой, а философским размышлением. В контексте нашего исследования эти самооценки Дидро существенны только на фоне первоначальных "Салонов", только как момент необходимого развития и неизбежного исчерпания самой "культуры художественного вкуса". (Впрочем, культурное значение этого самоисчерпания можно будет с полной определенностью установить в кантовской "Критике способности суждения".)

Очерченные только что странности просвещенного вкуса (читатель найдет в "Салонах" десятки таких странностей...) стягиваются к двум средоточиям, образующим как бы фокусы того основного парадокса, того "большого эллипса", по которому движется, в котором развивается "способность эстетического суждения".

1. Парадоксальность просвещенного вкуса, во-первых, сосредоточивается в двусмысленности эстетического идеала.

Вкус Дидро, вкус безусловно "просвещенный, удовлетворяется лишь тогда, когда художественное произведение воспринимается - одновременно - как природа, как нечто совершенно естественное и - вместе с тем - как нечто неестественное, искусственное, классическое, идеальное, стоящее выше природного образца, точнее, вне этого образца.

Этот второй полюс суждения просвещенного вкуса Дидро чаще всего выражает в понятии " античность".

Художник должен - одновременно - подражать природе и подражать античным образцам, и он должен каким-то чудом согласовывать, сводить в одну точку эти несоизмеримые устремления.

"... Тот, кто презирает античность ради натуры, рискует остаться навсегда малым, слабым и скудным в рисунке, в характере, в драпировке и в выражении. Тот, который пренебрегает природой ради античности, рискует остаться холодным, лишенным жизни, без единой из тех скрытых и тайных истин, которые можно увидеть только в самой природе. Мне кажется, что надо изучать античность, чтобы научиться видеть природу"15.

Последним замечанием симметрия вкуса как будто нарушается, изучение античности нужно как средство для того, чтобы видеть природу. Но Дидро быстро восстанавливает симметрию противоположных утверждений, соединенных в суждении вкуса. В каждом эстетическом идеале - естественности и искусственности, природы и античности - своя правда, своя красота. "...Солнце искусства не то же, что солнце природы, свет художника не то же, что свет неба; мясо с палитры не то же, что мое мясо; глаз художника не то же, что глаз другого; как же не быть манере в цвете..."16.

Одно разъяснение. Когда я сейчас говорю о "парадоксах" в мышлении Дидро, в его суждениях вкуса, то не имею в виду никаких особых философских тонкостей. Здесь парадокс означает просто какую-то органическую несогласованность, несоответствие суждений вкуса, характерных для Дидро и, как нам думается, вообще для просвещенных людей XVIII века, но такую несогласованность, которая не может быть устранена, без которой вкус перестает быть вкусом, эстетическое перестает быть эстетическим, искусство ссыхается до моральных норм и философских максим. Это то значение парадокса, которое дано уже этимологически: "парадокс" - это то, что "возле истины", рядом с ней, интуитивно совпадает с истиной, но логически разрушает всякое истинное утверждение. Форма парадокса - это форма загадки, что обычно и подчеркивают поэты и мыслители Эллады.

Исходный парадокс суждения вкуса приобретает далее особую остроту. Художник стремится воссоздать природу - без этого он не художник, - но он достигает своей цели лишь тогда, когда проскакивает мимо цели, дальше ее, когда за природой он видит нечто невозможное в природе, нечто противоречащее природным определениям. "Ваша линия, <если бы вы в точности подражали природе,> не была бы правильной линией, линией красоты, линией идеала, но линией измененной, искаженной, портретной, индивидуальной"17.

Прекрасная линия, линия искусства не открывается (в природе), но изобретается художественным гением, постепенно и мучительно создается (канон) в бесчисленных поисках и находках, в бесчисленных исправлениях, преобразованиях, очищениях, перегонках... природного сырья. "Со временем, в результате медленного и боязливого пути, длительного и мучительного нащупывания, неясного скрытого познания аналогий, в результате бесконечного количества последовательных наблюдений, память о которых исчезает, но результат которых остается, исправления распространились на маленькие части, откуда на еще меньшие, и на самые мельчайшие - на ноготь, на веки, на ресницы, на волосы... удаляясь все время от портрета, от неправильной линии, чтобы подняться до настоящего, идеального образца красоты, до правдивой линии. Правдивая линия, идеальный образец красоты не существовал нигде, кроме как в голове Агасия, Рафаэля, Пуссена, Пюже, Пигеля, Фальконе..."18.

"Античность" нельзя перенять, нельзя скопировать - вне того пути, которым шло изобретение прекрасной линии, нельзя взять как готовый итог. Античность - это не образец прекрасных линий, это пример их достижения, стремления к ним. Но что здесь подразумевается под "античностью", какой ее образ взят за прообраз?

Это какая-то особая, изобретенная XVIII веком античность, скорее римская, чем аттическая, но все же и не римская, это - античность канона, античность, нужная для... антитезы к "природе", изобретенной тем же XVIII веком. Или, скажем иначе, это античность, открытая в исторической античности (она там действительно скрывалась) для того, чтобы обрести (уже - не изобрести!) природу, предстоящую перед человеком Нового времени.

"Так восемнадцатый век, отвергнув источник света, исторически им унаследованный (христианскую литургию. - В. Б.), должен был разрешить заново для себя эту проблему. И он разрешил ее своеобразно, прорубив окно в им же самим выдуманное язычество, в мнимую античность, отнюдь не филологическую и не подлинную, а вспомогательную, утилитарную сочиненную для удовлетворения назревшей исторической потребности"19.

Смысл "античности Просвещения" - это форма действия, освобожденная от трудностей действия.

Это форма (что крайне существенно для культуры вкуса), не несущая никакой излишней нагрузки, освобожденная от реального значения, - опустошенная.

Это - по сути своей - форма, могущая возникнуть как идеал не у работника, а у праздного зеваки, а если не употреблять сильных выражений, у человека, смотрящего со стороны. Дидро пишет; "Если то, что я тебе только что говорил, правильно - самая прекрасная, самая совершенная модель мужчины или женщины была бы мужчиной или женщиной, наиболее способными ко всем жизненным функциям и достигшими возраста их полного развития, не исполняя ни одной из них". Все формы, вышедшие из мастерской природы, в этом плане всегда испорчены они "подчинены условиям, функциям, нуждам, еще более их исказившим"20.

Здесь исходный парадокс суждений вкуса уже перестает быть общим требованием к любому произведению искусства, любой эпохи, но приобретает точную прописку в культуре XVIII века, в культуре Просвещения, где противоречивое сочетание утонченности и естественности, элитарности и руссоизма оказывается важнейшим определением всех эстетических стремлений. Впрочем, детальнее об этой стороне дела дальше, когда мы сможем полным голосом говорить вместе с Кантом.

2. Второй полюс притяжения эстетической мысли Дидро определяет парадоксальность суждений вкуса в плане, так сказать, формы существования эстетического, того "места", на котором осуществляются вкусовые перипетии.

Просвещенный вкус требует от произведения искусства, чтобы оно удовлетворяло двум, остро противоречивым, но требующим согласования оценкам. Во-первых, произведение искусства должно быть самодостаточным, замкнутым в себе, предельно цельным, гармоничным, - особым микрокосмом. Этот микрокосм художественного произведения принципиально не имеет никаких критериев своей красоты или своей человеческой ценности вне себя, в каких-то иных формах культуры - ни в нравственных оценках, ни в соответствии природе, ни даже в соотнесении с бесконечностью реального макрокосма.

"Эх, безумные глупцы, я требую натуры для вас не для того, чтобы сделать нос, рот, глаз, но для того, чтобы схватить в действии фигуры тот закон симпатии, который располагает всеми этими частями и располагает способом, который будет всегда новым для художника, будь он наделен самым невероятным воображением и имей он за собой тысячу лет ученья"21.

Или еще. "Он (Буше) не знает, что такое эти отдельные тонкие аналогии, благодаря которым размещаются предметы на полотно один рядом с другим и которые связывают их тайными и незаметными нитями"22.

Вот картина Виена "Торговка амурами": "Интерес этих трех лиц в их соотношениях выявлен с глубокой продуманностью; нельзя ни на йоту изменить действия или страсти одной, не нарушив в этом отношении согласованности всех. И какая элегантность в позах, в телах, в лицах, в одеждах; какое спокойствие в композиции; какая тонкость... Аксессуары тонкого вкуса и замечательной законченности... В общем, во всех этих частях мало изобретательности и поэзии, никакого энтузиазма, но тонкость и бесконечный вкус... Гармония красок, столько важная во всякой композиции, лежит в самой основе этой картины; она действительно доведена до высшей ступени"23.

Идеал этой самодостаточности и законченной гармоничности - музыка, но живопись лишь отдаленно приближается к идеалу. "Соберите предметы всякого рода и всяких цветов, - белье, фрукты, бумагу, книги, материи и животных, - и вы увидите, что воздух и свет, эти два всеобщие гармонизирующие факторы, каким-то образом согласуют их с помощью незаметных рефлексов; все будет связано, несоответствия сгладятся, и ваш глаз не придерется к целостности всего произведения. Искусство музыканта, <который берет> на органе совершенный аккорд... дошло до этого; искусство живописца никогда до этого не дойдет. Дело в том, что музыкант посылает вам самые звуки, а то, что живописец растирает на своей палитре, это не мясо, не шерсть, не кровь, не солнечный свет, не атмосферный воздух; это земли, сок растений, жженая кость, размолотые камни, окиси металлов. Отсюда невозможность передавать незаметные рефлексы вещей друг на друга; есть враждебные друг другу цвета, которые никогда не удается примирить... Что представляет собой... техника (живописца. - В. Б.)? Искусство спасти некоторое количество диссонансов, избавить искусство от непреодолимых затруднений"24.

В идеале живопись должна не изображать, но - во внутренней гармонии - означать самое себя!

Но - здесь начинается основной парадокс - целостность, самодостаточность художественного произведения сразу же противопоставляется Дидро (см. выше - о Грезе, о Буше) свободе воображения, разрушающей исходную целостность.

"Я вам опишу картины, и мое описание будет таково, что с помощью небольшого воображения и вкуса их можно будет воспроизвести в пространстве и расположить на них предметы приблизительно так, как мы их видели на холсте..."25. Увы (или к счастью), совсем не так.

Воображение, без которого нет искусства и нет его восприятия, "призвано" как раз разрушать гармонию холста, провоцировать бесформенность, многозначность, разрывать целостность. "Воображение быстро переходит от одного образа к другому; глаз охватывает все сразу. Если воображение различает планы, оно их не разделяет и не устанавливает; оно удалится внезапно на огромное расстояние; вдруг оно вернется с той же скоростью и надвинет на вас предметы. Оно не знает, что такое гармония, размер, равновесие; оно нагромождает, спутывает, двигает, приближает, удаляет, перемешивает и окрашивает, как ему нравится. В его композициях нет ни монотонности, ни какофонии, ни пустот... как это понимает живопись"26. Воображение просто не знает всех этих понятий, оно вне формы, а поэтому не может обладать и "плохой" формой.

(Конечно, в контексте "истории эстетических идей" все эти противоречия можно было бы истолковать как некую непоследовательность воззрений Дидро, "несогласованность" его "классицистских" и "романтических" симпатий, но, когда мы анализируем генезис "просвещенного вкуса", эти противоречия выступают необходимыми условиями самого формирования способности эстетических суждений).

Суждение вкуса может состояться лишь тогда, когда самодостаточное произведение искусства, в том же самом отношении (в отношении художественной оценки), оказывается лишь поводом для игры воображения, рассудка, разума, для игры моральными нормами, Игра эта возникает в слушающем или смотрящем индивиде и постепенно заслоняет, оттесняет на задний план тот повод, в связи с которым она возникла.

Произведение искусства - точка приложения для субъективных перетасовок смысла, возникающих в сознании судящего об этом произведении знатока. Произведение искусства обречено - в суждениях просвещенного вкуса - потерять свою плотность, свою самодостаточность, оно обречено стать лишь одним из многих, одним из бесчисленных вариантов той игры воображения, что ведет сам с собой умудренный знаток искусства,

Причем воплощенный на полотне вариант - он лишь провокатор произвольной фантазии, сама его плотность и предметность мешает ему быть, так сказать, лучшим, совершенным вариантом. Он хорош только для начала (вспомните "Паралитика" Греза). О нем следует забыть, расплавив его эстетическую непроницаемость в произвольных и бесконтрольных картинах воображения.

Однако необходимо, чтобы " самодостаточность" и " провокационность" художественного произведения были сфокусированы в одной точке, постоянно вытесняли друг друга, существовали - и не могли существовать - в одном и том же "месте", в одном отсеке сознания. Как только начинается эта игра на вытеснение - сразу же становится возможным суждение просвещенного вкуса

Если произведение не способно расплавляться под взглядом знатока, оказаться лишь поводом для игры воображения, для столкновения нравственных оценок, если это произведение слишком плотно, слишком активно, если этот образ культуры сам в себе несет бесконечные смыслы и варианты, а читателю или слушателю остается только поворачивать этот бесконечногранный кристалл, то тогда мы имеем дело уже не с феноменом культуры вкуса, а с какой-то другой культурной целостностью, или, скажем мягче, мы имеем дело не с культурой вкуса эпохи Просвещения, а с какой-то другой сферой способности суждения, которая уже не обладает самостоятельной целостностью, а выступает где-то на вторых ролях, по отношению к какому-то неисчерпаемому образу культуры (Эдипу или Прометею, Гамлету или Гаргантюа).

Эту же мысль можно выразить и иначе. Суждение просвещенного вкуса может состояться тогда, когда собственно эстетическая оценка оказывается как бы сжатой между двумя внеэстетическими реальностями. В начале суждения вкуса лежит, к примеру, какое-то моральное суждение, которое затем раздваивается, приобретает двусмысленный характер, включает игру воображения, переходит в эстетическое качество. Но это эстетическое качество, в свою очередь, имеет как бы неэстетическую закраину. Игра воображения, рассудка, моральных норм должна привести к тому, чтобы человек забыл и об исходном пункте своих размышлений, и даже об их эстетическом преображении и погрузился в себя, в свой субъективный мир, в нечто бесформенное, неопределенное, немогущее быть замкнутым и ограниченным.

Вот тут мы подошли к очень важному моменту.

Замкнутый микрокосм художественного произведения соприкасается - в суждении вкуса - с безграничным и неоформленным миром человеческой индивидуальности. Именно в точке соприкосновения двух миров вспыхивает вольтова дуга собственно эстетического суждения.

Особое значение в этом втором средоточии парадоксов просвещенного вкуса имеет игра с "нормами нравственности", с моралью.

XVIII век - век наибольшего размаха нравственных поучений, бесчисленных моралите, очень ограниченных и жестких, но вместе с тем это век наибольшей самокомпрометации моральных ценностей (тот же Дидро очень точно воспроизводит это сопряжение в "Монахине" или в "Племяннике Рамо"). Это и понятно. Мораль XVIII века проповедуется со всей страстью первооткрывателя, но открывается эта мораль в субъективном и неуловимом мире случайного индивида, она впервые лишается всех священных санкций, она - редкий случай - способна действовать вне ритуала освящения. Вне ритуала религиозного освящения и даже вне ритуала освящения творческим экстазом, героическим энтузиазмом, как это было в эпоху Возрождения. Мораль эпохи Просвещения постоянно балансирует на грани полной безнравственности, она всегда страшно туманна и неопределенна по характеру своих санкций, хотя именно поэтому обычно очень жестка и докторальна по характеру своих предписаний.

Такое состояние морали, такое неустойчивое равновесие, для нее характерное, и оказывается самой удобной точкой коловращения для суждений вкуса. Эта мораль легко срывается в игру, в двусмысленность, быстро переключается из мира объектов во внутренний, субъективный мир человека. Мораль XVIII века сразу же срывается в эстетизм.

Но вместе с тем, может быть, именно в мире эстетического мораль вообще находит свою единственную прочную санкцию, становится (используя противопоставление Канта или Гегеля) моралью, не переставая быть нравственностью.

(В предыдущем изложении для нас были несущественны те отличия между понятиями "мораль" и "нравственность", которые столь характерны для философских систем Канта или Гегеля. Дело в том, что как раз в культуре Просвещения эти понятия оказываются очень неустойчивыми и постоянно переходят друг в друга. Больше того. Непрерывное переливание нравственных импульсов в моральные нормы и обратно составляет одну из особенностей культуры Просвещения).

Но санкция эта очень своеобразная. Эстетическое освящает нравственность за счет того, что лишает ее определенного содержания, делает чем-то бесформенным, неограниченным, игровым, и именно поэтому как бы предназначенным для непрерывного наполнения и изменения.

Мы сейчас увидим, какую роль играет этот выход в бесформенное и неограниченное в общей системе парадоксов просвещенного вкуса (Дидро) и в особенности в кантовской "Критике способности суждения".

Выход в бесформенное эстетизирует нравственность, но - одновременно - означает преодоление собственно эстетических оценок, суждений вкуса.

Здесь эстетическое уже не срабатывает. Все, что вкус признает достойным, изящным, красивым, вся игра форм, света, цвета, рисунка здесь теряет всякий смысл. Бесформенное безобразно и безобразно по определению, но именно в этом бесформенном, бесконечном, неопределенном кипении человеческих или природных сил осуществляется формообразование культуры, получает свою санкцию и эстетическое, и нравственное, и полезное, и священное, и любые - предметно воплощаемые - стремления человеческого духа.

Это та область возвышенного (определение Канта), в сопряжении с которой культура вкуса только и может существовать как нечто культурно целостное, серьезное, попросту говоря, как действительный вкус, но не манера, не манерность. Только тогда, когда вкус в каждом своем высказывании, в каждой точке своего приложения граничит с этой серьезностью бесформенного, беспредельного, в неэстетического, он имеет право на существование, он может быть отнесен к определению человеческой деятельности, творчества, а не безделья, не смакующего любования.

Бесчисленное число раз Дидро фиксирует это странное соединение вкуса, требующего строгой и изящной формы, и внеэстетических требований бесформенного, неопределенного, колоссального, необозримого.

Приближаясь к вожделенной точке - где вкус достигает наибольшей утонченности и... теряет свою силу, - художник сразу же ощущает деспотическую требовательность бесформенного. Эта требовательность растет с двух сторон. Выходя в бесформенность природы, художник должен переводить исходное изящество и легкость эстетических форм в нечто неподвижное, в определения безграничной силы. Чем глубже художник погружается в собственный духовный мир, тем настоятельнее он чувствует потребность перевести суждение вкуса и нормы в суждение деятельности, в динамику движений духа.

"Я считаю, что нужно тем меньше движений в композиции, чем действующие лица строже, величественнее, более крупного масштаба, более значительного размера... Этот закон замечается как в области духовной, так и в физической; в физической - это закон масс, в духовной - это закон характеров"27. Область суждений вкуса всегда существует в середине "между холодным и чрезмерно беспокойным; и эта середина, - это та точка, в которой, соответственно с изображенным действием, выбор натур сочетается, к их наибольшей выгоде, с количеством движений"28.

"Я заметил.., что постоянно путают два эти выражения: группировать и давать массу...

Каким бы способом неодушевленные предметы ни были расположены, я никогда не скажу, что они сгруппированы, но скажу, что они образуют массу.

Каким бы способом одушевленные предметы ни были соединены с неодушевленными, я не скажу никогда, что они сгруппированы, но скажу, что они образуют массу.

Каким бы способом одушевленные предметы ни были расположены друг по отношению к другу, я скажу только тогда, что они сгруппированы, если они будут объединены каким-нибудь общим действием"29.

И, наконец, тот образ звездного неба, что оказывается ключом к систематике Канта. Но сейчас я говорю не о Канте, а о Дидро.

Это Дидро, подчиняясь парадоксальности просвещенного вкуса, избирает тот же образ сквозной темой всех своих размышлений. "Небо нас восхищает не своим цветом и не светилами, которыми оно сверкает ночью... Если бы женщина пошла к продавцу шелка и он предложил бы ей локоть или два небесного свода, - я хочу сказать материи лучшего голубого цвета, усеянной блестящими точками, - сомневаюсь, чтобы она выбрала ее на платье. Откуда же рождается восторг, который небесный свод возбуждает в нас в звездную и ясную ночь? Это - или же я сильно ошибаюсь, - зависит от огромного пространства, которое нас окружает, от глубокой тишины, которая царит в этом пространстве, и от других побочных мыслей, из которых одни относятся к астрономии, а другие к религии"30.

* * *

Обозначенные только что основные полюсы (1-2), притягиваясь к которым движется парадоксальное суждение вкуса в "Салонах" Дидро, эти полюсы вступают и между собой в определенное сопряжение, порождая своеобразную парадоксальность уже внутри каждого отдельного суждения вкуса (на первом полюсе в "оппозиции" Природа - Античность - выход в форму бездеятельного, на втором полюсе в оппозиции "целостность" - "игра воображения" - выход в бесформенность действия...). Огрубляя, можно сказать, что у человека есть вкус тогда (так действует и первый, и второй полюсы), когда его вкус граничит с безвкусицей, но, конечно, не любой безвкусицей, но, так сказать, "хорошего качества", "безвкусицей" возвышенного.

Дидро фиксирует эту рискованность суждений вкуса, подчеркивая, что вкус и стиль (т. е. творческий вкус ) всегда грозит перейти в "манеру", всегда тяготеет к манере, но никогда не должен переходить в эту манеру полностью. Вкус всегда должен балансировать между точками предельной индивидуальности, оригинальности, изящества и точкой неопределенности, неоформленности. "При зарождении обществ мы находим грубые искусства, варварские речи, простые нравы; но все это вместе совершенствуется до тех пор, пока рождается великий вкус; но этот великий вкус подобен лезвию бритвы, на котором трудно держаться... Владычество разума распространяется; речь становится эпиграмматична, остроумна, лаконична, поучительна; утонченность портит искусства... Пишут правила поэтики; выдумывают новые жанры; становятся странными, причудливыми, манерными... Манера это порок просвещенного общества, в котором хороший вкус переходит в упадок"31.

По сути дела, я уже несколько страниц говорю не столько о Дидро, сколько о Канте, хотя и в формулировках Дидро. Мы уже движемся в контексте кантовской "Критики способности суждения .

Но, прежде чем открыто осуществлять это движение, договоримся с читателем о трех уточнениях.

Во-первых. Пусть читатель еще раз вспомнит, что даже там, где мы обращали внимание на саморефлексию Дидро, для нас автор "Салонов" был интересен только как предмет анализа, как стихийный феномен просвещенного вкуса.

В рефлексии Дидро фиксировался необходимый момент в объективном развитии культуры вкуса - момент замыкания на себя.

Во-вторых. Я все время говорил о суждении вкуса по отношению к произведению искусства. Собственно, сам предмет анализа - "Салоны" Дидро - делал необходимым такую ограниченность. Но после небольшого размышления читатель, наверное, сам переформулирует все только что сказанное как определение любой рафинированной способности суждения. Разговор о картинах здесь только пример, образец. Столь же парадоксально и по форме и по содержанию своему суждение человека (со вкусом) о людях, о нравах, о семейных неурядицах, о книгах - о чем угодно, если только судящий или осуждающий остается в пределах способности суждения.

И, наконец, третье, самое существенное уточнение. Хотелось бы, чтобы этот раздел о "Салонах" сосредоточился в сознании читателя (это существенно для понимания - вместе с Кантом - глубинных идей Просвещения) как размышление о цельной культуре XVIII нека.

Дидро - зритель. Но зритель очень благодарный, его вкус "знатока" выявляет смысл самого искусства (и не только искусства) этой эпохи. Требование вкуса определяет - в культуре Просвещения - не только суждение об искусстве, но тайный замысел самих творческих потенций художника. Грез, или Буше, или Шарден - это искусство, рассчитанное на суждение просвещенного вкуса, т. е. это искусство, смысл которого в том, чтобы исчезнуть, раствориться в игре воображения, моральных норм, воспоминаний, рассудочных поучений и в конечном счете - в бесформенном мире "возвышенного", в хаосе индивидуальной "души" (этот мир бесформен, но он источник форм). Такое искусство создается с целью быть позабытым, с целью некоей мгновенной инъекции. Укол сделан - и все. Начинается основное - та внутренняя перетасовка смыслов и суждений (в сознании индивида происходящая), та сумятица духа, в которой рождается действительно прочное произведение искусства, настоящий образ культуры Просвещения - субъект хорошего, просвещенного вкуса.

Человек "со вкусом" - вот величайшее художественное "произведение" века Просвещения,

Это человек опустошенный, но - жаждущий наполнения. И - могущий быть наполненным. Для того и пустота.

"Восемнадцатый век похож на озеро с высохшим дном: ни глубины, ни влаги - все подводное оказалось на поверхности. Людям самим было страшно от прозрачности и пустоты понятий. La Veritй, la Libertй, la Nature, особенно la Vertu вызывают почти обморочное головокружение мысли, как прозрачные, пустые омуты"32.

Но где же точка превращения, в которой "просвещенный вкус" выходит за свои пределы и становится основанием Образа культуры Просвещения как единого целого, как целостной культурной эпохи?

Ведь именно такое превращение я обещал в методологических набросках на первых страницах этой статьи.

Мне кажется, что такой точкой оказывается в "Салонах" Дидро и в салонах Парижа превращение "просвещенного" вкуса в особую форму общения, общения с самим собой, общительности как таковой, легкой, непринужденной, свободной по духу и почти свободной... от всякого содержания. Наслаждаясь произведением искусства, я беседую "по поводу", спорю, не соглашаюсь, обмениваюсь фантазиями, новеллами, - только что сочиненными и тут же позабытыми, - я сталкиваю в своем сознании неопределенные мысли, различные нравственные оценки; я гармонизирую эти произвольные продукты моей фантазии, я удерживаю их - свои мгновенные создания - от столкновения, от непримиримости, от угрюмости и фанатизма... Я - человек хорошего вкуса, я - просвещенный человек. Я - человек "Салонов". Впрочем, известно, какими социально значимыми оказались салоны Парижа...

Но скорее к Канту. Иначе мы скажем все относящееся к "Критике способности суждения", делая вид, что придумали это сами - автор и читатель...

III. КАНТОВСКАЯ КРИТИКА СПОСОБНОСТИ СУЖДЕНИЯ.

ПАРАДОКСЫ СХЕМАТИЗИРУЮТСЯ В АНТИНОМИИ

В нашем анализе "Салоны" Дидро представляли стихию просвещенного вкуса и были тем "образом культуры" века Просвещения, который мы стремились понять.

"Критика способности суждения" Канта уже не относится, во всяком случае непосредственно, к этой культурной стихии. Кант не столько обладает просвещенным вкусом, сколько его определяет. Кант замыкает век XVIII и начинает XIX, первым делом которого (в сфере культуры) было воспроизвести историческую реальность века XVIII как нечто культурно значимое, т. е. окончательно превратить Просвещение в образ культуры. В деятельности Канта культура эпохи Просвещения преодолевалась, подвергалась критике, оказывалась уже неспособной к новому самостоятельному творчеству, но зато приобретала способность постоянного воспроизведения - в новых и новых формулировках, новых и новых поворотах своего культурного смысла.

Кант превратил культуру Просвещения в постоянное предчувствие, в своеобразную "синюю птицу" просвещенного вкуса.

"Часто приходится слышать: это хорошо, но это вчерашний день. А я говорю: вчерашний день еще не родился. Его еще не было по-настоящему. Я хочу снова Овидия, Пушкина, Катулла, и меня не удовлетворяет исторический Овидий, Пушкин, Катулл... Это свойство всякой поэзии, поскольку она классична. Она воспринимается как то, что должно быть, а не как то, что уже было... Ни одного поэта еще не было. Мы свободны от груза воспоминаний. Зато сколько редкостных предчувствий: Пушкин, Овидий, Гомер"33.

В контексте причинных определений Просвещение, конечно, возникло единожды, под влиянием сложнейших социальных сил, общественных отношений. И в этом контексте итогом Просвещения была Французская революция.

Но вернемся к проблемам культурной целостности. Возникнув в ходе социального развития, культура Просвещения, как и любая другая культура, начинает затем определяться своим собственным смыслом и, превращаясь в "образ культуры", действует - в веках - как особый субъект деятельности. Смысл этой культуры, как смысл любого культурного феномена, не может быть объяснен причинами его возникновения. В этом плане именно Кант или Гегель - или, если взять совсем в другом разрезе, Пушкин - были творцами культуры прошедшего века - XVIII-го. Они, участвуя в создании века XIX-го, превращали историческую феноменологию Просвещения в нечто культурно непреходящее, в источник бесконечного культурного обновления.

Вот почему именно в свете кантовской "Критики способности суждения" (и вообще "Критик" Канта) можно понять не только своеобразие просвещенного вкуса, но сам век Просвещения, саму идею Просвещения как культуроформируюшую идею. Я сказал, что такую роль могут сыграть "Критики" Канта вообще, и все же это не точно "Критика способности суждения" имеет здесь особенное значение. Особый смысл.

"Критика способности суждения" (1790) - последняя "Критика" Канта - до сих пор остается философской загадкой. В гигантской "Кантиане" она все время выглядит как-то очень неустроенно. С трудом влезает а общую схему "Критик". Делает непоследовательными, неясными, незаконченными и "Критику чистого разума", и "Критику практического разума". Грандиозная систематика Канта в "Критике способности суждения" как-то не срабатывает, рассыпается в отдельные тонкие парадоксы и афоризмы. В этой последней "Критике" начинается - по мнению историков философии - упадок творческих сил Канта, особенно резко проявленный в "Антропологии"... Я сейчас не думаю вдаваться в философский спор. На мой взгляд, кстати, и "Антропология" Канта недооценена. И без нее кантовская система в целом будет понята неверно, схоластически. Что же касается "Критики способности суждения", то, может быть, она и загадочна, но, перефразируя слова Маркса о "Феноменологии духа" Гегеля, можно сказать, что именно в этой последней кантовской "Критике" заключены тайны и исток всей кантовской философии в целом. Дело не в том, что сама эта "Критика" непонятна и загадочна. Дело как раз в том, что она сдвигает всю кантовскую систему и показывает загадочность и странность остальных кантовских "Критик", не позволяет - к счастью! - свести концы с концами в отношении теоретического и практического разума и тем самым раскрывает действительны и, а не школьный смысл философии Канта.

"Критика способности суждения" наиболее точно показывает историческую определенность тех философских проблем, которые стояли перед Кантом. Проблемы эти, на мой взгляд, сосредоточиваются как раз в самокритике культуры Просвещения.

Философской сверхзадачей Канта является превращение способности суждения в "образ культуры". И критика чистого, и критика практического разума понадобились именно для этой цели.

Я высказал сейчас много утверждений, которые отнюдь не собираюсь доказывать в дальнейшем, но все же высказать их было необходимо. Последующий текст, непосредственно касающийся той схематизации, которой подвергнутся у Канта парадоксы просвещенного вкуса, этот текст читателю необходимо все же вписать в намеченный выше общетеоретический контекст.

И в таком контексте, по-моему, обнаружится (если высказать последнее замечание о философии Канта в целом), что анализ способности суждения не только подводит итоги кантовской критике чистого и практическою разума, не только пытается согласовать противоречие между этими двумя классическими критиками; способность суждения является вместе с тем исходным предметом анализа, той сферой духовной деятельности человека, которая, по Канту, в собственном своем развитии неизбежно раздваивается на чистый теоретический разум и на разум практический.

Но перейдем к характеристике некоторых исходных определений "Критики способности суждения". (Конечно, я буду касаться этого вопроса лишь в той мере, в какой это существенно для нашей темы, для понимания особенностей века Просвещения как образа культуры, для дальнейшего анализа тех парадоксов просвещенного вкуса, которые были только что фиксированы в "Салонах" Дидро.)

Читатель, наверное, помнит еще, что в первом средоточии парадоксов просвещенного вкуса (парадоксов Дидро) мы обнаружили несоответствие, несогласованность двух эстетических идеалов. Просвещенный вкус требует, чтобы, к примеру, произведение искусства было верно природе вещей, но он же требует, чтобы это произведение воплощало классическую, античную форму, "лживую" (!) по отношению к природной правде.

Этот начальный парадокс просвещенного вкуса переосмысливается Кантом как определяющее условие самого формирования способности суждения вообще и как объяснение того, почему способность суждения имеет в нашем интеллектуальном арсенале самостоятельное место наряду с рассудком и разумом или, говоря более широко, наряду с такими основными способностями человеческого духа, как познание и желание.

Приведем несколько выдержек из Канта. "...Две различные области, беспрестанно ограничивающие себя (законодательства свободы и законодательства природы... рассудка и практического разума... науки и нравственности... - В. Б.), ...не составляют нечто единое... Хотя между областью понятия природы... и областью понятия свободы... лежит необозримая пропасть, так что от первой ко второй (следовательно, посредством теоретического применения разума) невозможен никакой переход, как если бы это были настолько различные миры, что первый не может иметь никакого влияния на второй, тем не менее второй должен иметь влияние на первый, а именно понятие свободы должно осуществлять в чувственно воспринимаемом мире ту цель, которую ставят его законы..."34.

Прервем на этом месте цитату, хотя для нас самое существенное начнется как раз после многоточия. Но, чтобы понять это "самое существенное", подчеркну следующее.

Во-первых, кантовский индивид не поглощается полностью двумя сферами своей деятельности (теоретической и практической), он находится как бы между ними, он существует (но действует ли?) в этой самой пропасти между сферами познания и желания. Я обращаю на этот момент внимание читателя, потому что само это пребывание познающего и желающего индивида в некоем междумирии дает возможность предположить еще одну, иную форму человеческой свободы, чем та свобода в области практического разума, в сфере нравственного долга, которую обычно замечают исследователи Канта и которая столь подозрительно связана с категорическим императивом, с железной необходимостью долженствования.

Во-вторых Можно заметить, что кантовская симметрия между миром свободы и миром природы не выдержана до конца. Если мир природы никак не должен и не способен влиять на сферу свободной деятельности человека, то сама это свободная деятельность (сфера нравственности, сфера свободы) должна - по Канту - каким-то образом накладываться на природные законы. Без такого проецирования идей свободы в сферу природных закономерностей деятельность человека вообще была бы бессмысленна. Зачем же действовать - по отношению к пресловутой вещи в себе, - если наверняка известно, что всякий результат моего действия будет неопределенным, неизвестным !

И вот тут-то, для этого согласования миров, которые принципиально не могут быть согласованы, и включается... способность суждения.

Вообще-то смысл этой способности совсем прост. И на первый взгляд о ней и говорить-то в серьезной философии не стоит.

Пусть у нас в голове самые великолепные теоретические системы и философские концепции, пусть перед нами бесконечный, цельный мир. Но вот мы вышли "на улицу" и увидели отдельный, единичный предмет. На нем не написано, в каком отсеке наших великолепных систем он находится, под какое общее понятие его подвести.

Здесь уже никак не обойтись без нашей собственной - моей, личной - способности суждения. Предмет надо определить и - обратите внимание - к нему надо как-то отнестись ; наш "первый встречный" требует поступка. В этой самой элементарной задаче суждения уже сталкивается мир теоретического разума и мир разума практического, этот предмет (суждение о нем) должен фокусировать бесконечные и трудно согласуемые миры.

Безоблачность нашего "первого взгляда исчезает; как раз в отношении к особенному необходима вся сила моей личности, моего собственного мнения и моей проницательности, как раз тут все антиномии познания и желания достигают предельной силы.

Способность суждения была бы, впрочем, не нужна, если бы мышление и бытие непосредственно совпадали и если бы мое место в мире было бы просто функцией каких-то всеобщих связей.

Но все это не так, я - самобытен, и... способность самостоятельного суждения необходима.

Продолжим теперь прерванную цитату: "...природу, следовательно, надо мыслить так, чтобы закономерность ее формы соответствовала по меньшей мере возможности целей, осуществляемых в ней по законам свободы"35. Или иначе, если использовать определение последней части кантовской "Критики..." (из "Аналитики телеологической способности суждения"), предметы природы надо понимать так, как если бы они были сделаны человеком, как если бы они были результатом искусства, техники.

В общей системе кантовских понятий это условное суждение ("как если бы..." , "als ob...") очень существенно и очень напоминает одну из методологических "игр" XX века.

Это, так сказать, стержень современной "кибернетической философии": необходимо понять естественный предмет природы как потенциальную машину, как возможный механизм (Кант прямо формулирует такое утверждение). Но - здесь начинается отличие - Кант не только формулирует "кибернетическую философию", он, с одной стороны, ни разу не забывает об условности такого подхода, об его ироничности ("как если бы...), а с другой стороны, Кант сам подвергает далее этот подход тончайшей теоретической критике.

Но это мимоходом. В этой статье мы не будем специально рассматривать кантовскую критику телеологической способности суждения. Важно было только отметить исходное определение, заложенное в основу характеристики способности суждения в целом.

Итак, способность суждения - это способность, по Канту, судить об естественных предметах природы как о предметах искусства, как если бы они были созданы... Причем здесь важны оба момента: предметы должны быть поняты как природные и они же должны быть поняты, "как если бы" они были созданы человеком. Этот зазор между двумя определениями необходим - для суждения об особенном.

Тот парадокс, который возникает у Дидро просто как проявление хорошего вкуса, Кант схематизирует в некую норму, необходимую для того, чтобы (понимая, что это условность) рассматривать природу, как будто она "сделана" по законам свободы. (А как она "сделана" в действительности, нам никогда не будет известно... Но жить-то как-то нужно.) И обратно. "При виде произведения изящного искусства надо сознавать, что это искусство, а не природа; но тем не менее целесообразность в форме этого произведения должна казаться столь свободной от всякой принудительности произвольных правил, как если бы оно было продуктом одной только природы"36. Но способность суждения опосредствует не только законы природы и закон свободы.

Эта способность вообще постоянный посредник, ее смысл в том, что она лишена своей собственной предметной сферы.

"В семействе высших познавательных способностей существует... среднее звено между рассудком и разумом. Это способность суждения... Этому принципу не полагается сфера предметов в качестве его области, тем не менее он может иметь какую-нибудь почву и определенные свойства ее. для которых именно только этот принцип и мог бы быть действительным"37.

Способность суждения - своеобразный Харон в мышлении Нового времени. Этот перевозчик постоянно движется между берегами желания и познания, рассудка и воображения, теоретического разума и разума практического, связывая эти берега воедино, но связывая их роковым образом (если выразиться каламбурно, - роковым "образом культуры"). Те понятия, которые способность суждения перевозит на берег желания, перестают быть реальными понятиями, а оказываются лишь условными предположениями. В них умерщвлена логическая сила, но зато они приобретают нравственную и эмоциональную окраску. Те желания, которые способность суждения доставляет на берег рассудка, в свою очередь, умерщвляются в своей эмоциональной силе, оказываются сухими схемами, опустевшими сотами, но все же сохраняют какой-то отпечаток, какой-то почти неразличимый аромат свободы.

Но главное сейчас в другом. Если все другие персонажи кантовского мира быстро превращаются в деперсонализированные "аргументы" и "функции" (в сфере рассудка) или "нормы" и "санкции" (в сфере нравственности), то наш Харон - единственный - должен (!) быть живым, индивидуальным воплощением личного начала.

Когда индивид остается наедине с самим собой (или - наедине с другим индивидом) и не может уже опереться ни на костыль рассудка (он оскользается на почве нравственного долга), ни на бечеву категорического императива (он превращается - на почве природных закономерностей - в чистую условность, в сплошное "если бы да кабы), тогда этот индивид может полагаться только на самого себя. Но что это значит - полагаться на самого себя?

Это значит, предполагает Кант, обладать всеми своими способностями, но, так сказать, не всерьез, не прилагая их к делу, наслаждаясь только тем, что они у тебя есть. Каждый раз, в последний момент, надо останавливать свою способность на самом пороге ее "использования"... Ведь стоит попробовать ее применить к чему-либо - к природным ли предметам или к нравственным явлениям, - и она обнаружит свою недостаточность, неопределенность, обернется тем самым костылем, который... и т. д. "Самоудовлетворенность" способностей, их постоянное культивирование (так сказать, в свободное время ), погружение в субъективную стихию (игру?) формообразующих сил - вот что такое опора на самого себя.

Я сказал, что этим приятным занятием - культивированием своих способностей - можно заниматься только в свободное время! Это утверждение здесь существенно. Резко снижая весь план нашего изложения, но выясняя органичные его характеристики, можно сформулировать так: действительно, только в свободное от работы время может человек буржуазной цивилизации отключаться от жестких технологических цепочек и заданных социальных отношений, которым он подчинен в обычное, рабочее время и по отношению к которым он никогда не может себя чувствовать демиургом, творцом, но всегда - только винтиком, исполнителем, пускай - как в сфере нравственного долга - винтиком, сознающим, что эта "винтообраэность" отвечает "человеческим законам свободы". Но вернемся к Канту.

Мы помним, что способность суждения всегда - в этом ее миссия - путает карты.

Она придает серьезным сферам природы и свободы некий метафорический, переносный смысл. И - тем самым - судя о предметах природы как о предметах искусства и судя о предметах искусства как о предметах природы, индивид приобретает пусть узкую, но действительную, а не иллюзорную самостоятельность, возможность определять предметы и поступки не по их собственным законам, но - метафорически !

И - в этом смысле - свободно.

Наверное, внимательный читатель уже заметил, что в этих рассуждениях Канта схематизирован тот парадокс Дидро, в котором автор "Салонов" выходил к определению "формы бездеятельности", т. е. идеальной формы, "воплощающей полное развитие человеческих или природных сил, без всякого их применения, без всякого использования".

Но, схематизируя этот парадокс. Кант обнаруживает очень существенную закраину культуры Просвещения, которую Дидро фиксировать не мог.

Способность суждения не имеет своей собственной сферы применения, но как особая способность человеческого духа она обладает своей формой априорности - это не априорность познания и не априорность желания, это априорность удовольствия. По Канту, способность суждения содержит априорные принципы для чувства удовольствия или неудовольствия. В основе этих принципов лежит идея неопределенности или, точнее, неопределенная идея.

Способность суждения стремится подвести особенное (тот предмет, о котором я сужу) под общее, под некое понятие. Но, чтобы получить удовольствие, чтобы суждение о предмете не перешло в знание или в осуждение предмета, я должен подводить этот предмет, это особенное под неопределенное понятие, понятие, которое еще только угадывается, которое становится понятием, по отношению к которому я сохраняю внутреннюю свободу.

Мы только что рассмотрели формирование и основной "замысел" способности суждения. Сейчас речь идет о логическом статуте этой способности (в ее действии, в том удивительно своеобразном "предметно-беспредметном мире", который она неизбежно предполагает).

Вот в этом действии, в его схеме, в предвосхищении того удовольствия, которое оно (это суждение) может доставить, и существует понятие как возможность.

Это именно особый логический статут. Я подвожу предмет суждения под формирующееся понятие, и только под такое - не наличное, но будущее понятие - и может быть подведено особенное. Иначе, если его подводить под понятие наличное (т. е. рассудочное, в полном смысле слова), тогда "особенное" перестанет быть особенным, неповторимым, уникальным, но станет просто спецификацией общего, видом по отношению к роду, индивидом по отношению к виду.

Иными словами, когда я подвожу особенное под понятие, то особенное - данный предмет суждения - не может быть "лицом страдательным"; особенное - в процессе суждения - трансформирует общее, изменяет смысл, делает его всеобщим смыслом уникальности этого предмета. Всеобщее понятие, которое требуется логическим статутом способности суждения, есть всеобщность одного предмета, это понятие не может относиться к другим предметам, оно всеобще в том смысле, что в нем весь "мир" определяется (и не может быть определен) как этот - уникальный - предмет. Но дело здесь не только в долженствовании.

"Особенное" только под неопределенное понятие и возможно подвести; в процессе определения предикат неизбежно изменяется, становится (!) неопределенным. Я невольно определяю не только особенное через всеобщее, но и всеобщее через особенное...

Однако не будем забираться в логические тонкости. Хотя все же отмечу еще один момент, раскрывающий взрывчатую силу "Критики способности суждения" в цельной системе кантовских Критик...",

Если продумать все логические последствия "подведения" особенного (предмета суждения) под рассудочное понятие, то окажется, что это - рассудочное понятие - еще надо сделать неопределенным, надо разрушить его рассудочный статут. Но как только такая работа - стихийно, в процессе суждения - начинает совершаться, как только рассудочные понятия начинают - одно за другим - переводиться в статут неопределенного, будущего, только открываемого понятия (здесь изменяется и характер связей между рассудочными понятиями, т. е. сама форма логического движения в сфере рассудка), сразу же, одновременно, начинает осуществляться и другой процесс - раскрывается и делается возможным обращение этих рассудочных (или уже не рассудочных?) понятий на мир "вещей в себе". Мне теперь и не надо понимать, какой он есть, этот мир, но только каким он становится, мне теперь необходимо понимать его как возможный. В точке суждения трансформируется вся впрок построенная логика, в этой точке рассудок и теоретический разум, теоретический разум и разум практический вступают в реальное, действенное сопряжение, в настоящую творческую работу. Смысл этой работы ясен. Размышляющий человек (размышляющий над какой-то творческой проблемой) не просто "применяет" свои способности, он перестает быть медиумом неких уже наличных, мистических "субъектов" (его собственных сил, отчужденных от него и приобретающих самостоятельную силу) - Разума теоретического и Разума практического. Он - человек - изменяет эти способности, трансформирует их, движется в сфере неопределенных (еще только определяемых) понятий.

Следует только помнить, что под "способностями" здесь - вместе с Кантом - предполагаются не физиологические и не психологические возможности человека, но социокультурные его определения (культура мышления и деятельности).

Эти определения и составляют "априорную" основу мышления.

В точке суждения априорные принципы переформулируются заново (прошлое преобразуется) и становятся "априорными" уже совсем в другом, необычном смысле - они доопытны лишь потому, что они - впереди, они только формируются, они неопределенны. И именно в своей неопределенности, в своей потенции формообразования, в потенции образования понятий, они, эти способности, и определяют движение мысли... Прошлая логическая (не только логическая) культура априорна в процессе творчества (в синтетических суждениях) потому, что она - в будущем, она - в логическом плане - предпонятие. Но - одновременно - это наличная культура мышления, и вся сила ее предпонятийного логического статута в том, что другим определением этого "предпопонятия" оказывается жесткое, определенное, точное, рассудочное понятие, которое - при всей своей жесткости - становится в процессе творчества предметом определения, становится неопределенным.

Вот какие серьезные логические проблемы нащупываются в сфере "Критики способности суждения".

Но теперь вернемся в нашу проблему, проблему этой статьи, - в сопряжение кантовской "Критики..." и культуры Века Просвещения, культуры "просвещенного вкуса. (Я все же предполагаю, что и читателя этой статьи необходимо было поставить в ситуацию героя последней кантовской "Критики...". Для этого наш читатель должен - пусть неопределенно - почувствовать, как изменяется вся логика мышления в точке любого, самого безобидного суждения о данном произведении искусства, о данном поступке, о картине Греза или о... своей собственной способности суждения!)38.

* * *

По Канту способность суждения находит свое полное выражение и становится фокусом всех других самодеятельных способностей познания (практический разум оставим пока в стороне) в "эстетическом суждении рефлексии".

Вне эстетики способность суждения приобретает случайный, подсобный характер, служит средством для других человеческих дел и поэтому не может явиться предметом продуктивной критики Больше того, вне эстетических отношений (к прекрасному, к возвышенному) способность суждения прочно скрывает свои априорные принципы, не фиксируется в творческом статуте, ссыхается в "определяющем суждении". "Определяющее суждение" (особенное подводится под известное, определенное понятие) фактически противоречит самой природе суждения как самостоятельной формы духовной деятельности. Если предмет подводится под определенное понятие, то, как мы уже выяснили, особенное перестает быть особенным, суждение оказывается лишь вырожденным рассудочным определением.

Иное дело "эстетическое суждение рефлексии".

Здесь способность суждения (условия действия этой способности и ее логический статут мы только что выяснили) находится в собственной стихии - стихии "переносного смысла", метафоры, стихии самозабвенного посредничества.

Все начинается с посредничества между рассудком и воображением (это основной челнок эстетического суждения).

Три способности - утверждает Кант - требуются для формирования понятий: схватывание многообразного (содержания) созерцания - воображение; апперцепция, т, е. осознание единства этого многообразия в понятии объекта, - рассудок; наконец, изображение предмета, который соответствует этому понятию в созерцании, - способность суждения39.

В качестве самостоятельной и центральной способности (в эстетической рефлексии) способность суждения устанавливает между рассудком и воображением уже не последовательную связь (как в "Критике чистого разума" - сначала воображение, затем рассудок), но связь спиральную, связь взаимокомпрометации и взаимопревращения.

"Если же форма данного объекта в эмпирическом созерцании такова, что схватывание многообразного [содержания] этого объекта в воображении согласуется с изображением понятия рассудка (неясно, какого понятия), то в чистой рефлексии рассудок и воображение согласуются между собой, способствуя своему делу, и предмет воспринимается как целесообразный лишь для способности суждения, стало быть, сама целесообразность рассматривается только как субъективная. Для этого и не требуется и этим не порождается какое-либо определенное понятие об объекте, а само суждение не есть познавательное суждение. - Такое суждение называется эстетическим суждением рефлексии"40.

О предмете такого суждения уже нельзя сказать: "он истинно таков!", о нем можно лишь сказать: "он прекрасен!". Но для того, чтобы так сказать, для того, чтобы предмет мог выступить в таком качестве, для этого все собственно познавательные способности должны изменить свой статут, они - чтобы относиться к прекрасному предмету - должны не относиться к нему, должны замкнуться на себя, должны самоудовлетворяться своим взаимопревращением, должны стать средоточием внутреннего общения, внутреннего диалога.

Это существенный момент. Рассмотрим его детальнее.

Воображение теперь должно быть нацелено на превращение в (неопределенное) понятие, должно фокусироваться как предпонятие, должно исчезать как воображение Понятие должно теперь (в эстетическом суждении рефлексии) быть нацелено на превращение в воображение ; в понятии должно отныне воспроизводиться - в потенции - не общее, но особенное, уникальное, один предмет, конструируемый, воображаемый предмет (но - вспомним начало этого предложения - воображаемый, как он есть, т. е. как... предмет понятия)...

В постоянном кружении и взаимопревращении познавательных способностей (кружение это и есть жизнь эстетического суждения рефлексии) формируется и реализуется тот "просвещенный вкус", что нам уже известен по "парадоксам" Дидро.

Вспомним еще раз автора "Салонов" перед картиной Греза ("Девушка с птичкой").

Сначала включается рассудок и легкое сентиментальное сочувствие (живопись переводится на язык литературного сюжета ); затем "просвещенный вкус" замечает несообразность деталей - изображена голова девочки и рука взрослой девушки. Взыгрывает воображение, возбужденное этой странностью, нравственное чувство раздваивается, становится двусмысленным, играющим, неопределенным, в сознании вспыхивают быстрые, сразу исчезающие, незаконченные, переливающиеся друг в друга фантастические новеллы. Картина позабыта, новое значительное художественное произведение - изменчивое и неустойчивое, объектно не закрепленное - возникает в душе - в разуме - в желаниях зрителя.

Дело сделано, просвещенный вкус удовлетворен, эстетические суждение рефлексии состоялось, возникло незаинтересованное удовольствие.

Для эстетического суждения рефлексии удовольствие это... - "ощущение, которое вызывает в субъекте гармоническую игру обеих познавательных способностей способности суждения - воображения и рассудка, когда в данном представлении способность схватывания одного и способность изображения другого содействуют друг другу"41. Только исчезновение исходного (плотного, неуступчивого) предмета созерцания, только это расплавление "полотна" дает - по Канту - жизнь эстетическому суждению и эстетическому удовольствию. Созерцатель замыкается "на себя", и все познавательные способности обретают творческий статут, преобразуются в состояние готовности, потенции. Игра оказывается очень серьезным делом.

Неопределенность понятий, возникающая в этой игре, имеет двойной смысл. Эта неопределенность - не только наличный логический статут, то неизбежное русло, в котором должна двигаться способность суждения (см. выше). В эстетических рефлективных суждениях выясняется, что достижение неопределенности, безграничности понятий (и нравственных норм, и просто человечности) - это внутренняя цель, своего рода гуманистическая миссия "просвещенного вкуса".

В этом своем качестве (как цель, как стремление) неопределенное понятие, неопределенная и неопределимая нравственность реализуются в особого типа идеях - не моральных, не теоретических, но - в "идеях эстетических",

"Под эстетической... идеей я понимаю то представление воображения, которое дает возможность много думать, причем, однако, никакая определенная мысль, т. е. никакое понятие, не может быть адекватной ему и, следовательно, никакой язык не в состоянии полностью достигнуть его и сделать его понятным"42.

Стремление к воспроизведению эстетической идеи - есть априорный двигатель "эстетических рефлективных суждений".

Освоение "эстетических идей" предполагает два этапа деятельности суждения. Первый этап - разрушение рассудочной и моральной жесткости и определенности исходных понятий, норм, интересов...

Этап опустошения личности.

Второй этап - наполнение этого - опустошенного - индивида новыми безграничными понятиями (понятия ли это, или сама способность изменять понятия?), нравственными импульсами, постоянно изменчивыми готовностями. Это сфера возвышенного.

Мы сейчас убедимся, что выиграть в этой - на два этапа - игре можно - так утверждает рефлексия "просвещенного вкуса" - отчаянно много: способность актуально познавать бесконечное ("неизреченное"), способность становиться бесконечным, ставить себя в ситуацию бесконечности и - главное - способность быть собой - вместе с людьми; но мы убедимся также, что выиграть в этой авантюре духа возможно только опустошаясь, делая бесцельным свое существование.

Продумаем теперь, как Кант разыгрывает эту авантюру, точнее, как он, холодно и сдержанно - со стороны, ее воспроизводит.

* * *

Итак, первое дело способности суждения (в сфере эстетических рефлективных суждений) - опустошение субъекта, взаимоаннигиляция всех человеческих определений - воображения, рассудка, желаний, морали. Замыкание субъекта "на себя".

Этот процесс воспроизводится Кантом в аналитике и диалектике прекрасного.

а) Чтобы воспринять предмет как "прекрасный", прежде всего необходимо - это мы уже знаем - погасить интерес к этому предмету. И интерес к его полезности, и интерес к его нравственной значимости. Эта девальвация внеэстетической ценности предметов суждения и совершается в исходной игре познавательных способностей.

Для начала просвещенный вкус, так сказать, требует... Буше.

Если - и пока - я не разрушил интереса к использованию данного предмета или интереса к его " высшему предназначению", этот предмет просто не существует как предмет эстетической оценки, я его не могу увидеть в качестве прекрасного. Но как только предмет вызвал - в пределах вкуса! - незаинтересованное внимание и эстетическую оценку, он - сразу же - снова перестает существовать, просвещенный вкус замыкается на себя, зритель уходит от полотна... И - не может уйти от него. Феноменологию этой работы просвещенного вкуса мы также помним по "Салонам" Дидро.

"..Для того чтобы сказать, что предмет прекрасен и доказать, что у меня есть вкус, важно не то, в чем я завишу от существования предмета, а то, что я делаю из этого представления в себе самом... для того, чтобы быть судьей в вопросах вкуса, нельзя ни в малейшей степени быть заинтересованным в существовании вещи, в этом отношении надо быть совершенно безразличным"43.

Но эстетическое удовольствие не может просто-напросто быть; оно должно возникать, оно должно преодолевать интерес к пользе и предназначению предмета, оно хитрит... Вначале берет предмет "на полном серьезе" (польза - ценность...), чтобы затем стравить между собой эти исходные устремления, преобразовать их в эстетическую незаинтересованность. Не отсутствие интереса, но уничтожение его - вот что необходимо для просвещенного вкуса.

Вкус Просвещения существует только на фоне и в опасном соседстве с вкусом варварским.

Варварский вкус нуждается в "добавках" к эстетическому впечатлению - в "возбуждающем и трогательном", варварский нкус делает эти "добавки" основой своего одобрения произведений искусства44.

Просвещенный вкус также нуждается в этих добавках - но чтобы "выбросить" их (далее я подвергну этот термин критике), чтобы в эстетическое наслаждение включалось удовольствие от преодоления варварского вкуса. Феномен очищения вкуса от посторонних примесей, от сентиментально-возбуждающе- полезно-трогательных впечатлений - это есть своего рода катарсис"эстетического суждения рефлексии" - в кантовском понимании. Просвещенный вкус - это тот же варварский вкус, но взятый в его негативном определении, это - обратное общее место.

Но в просвещенном вкусе есть и еще один, самый интимный и существенный катарсис, также безвыходно запертый в культуре Века Просвещения (и воспроизводимый - в иные эпохи - только в просвещенческом контексте...). Просвещенный вкус удовлетворен - мы уже это заметили - тогда, когда в удовольствие знатока входит очищение и от самих эстетических определений, когда "знаток" уходит от полотна. Или - за полотно. Просвещенный вкус - это пафос отрубания - от познавательных и всех других способностей человека - их предметных фокусов, их объектных "закраин".

Предметом одной какой-либо способности должна оказаться... другая способность.

Сформулированное сейчас - отнюдь не определение искусства или эстетического вообще, это - определение эстетики Просвещения, точнее, это определение искусства как феномена Просвещения.

Вернемся к тексту "Критики... ".

Итак, первая дефиниция прекрасного, осуществляемая просвещенным вкусом по качеству, предмет, вызывающий удовольствие, свободное от всякого интереса, называется прекрасным.

Но опустошение продолжается.

б) Взаимоаннигилируя и взаимопревращаясь друг в друга, рассудок и воображение погасили интерес к произведению искусства. Прекрасный предмет нравится без интереса. Но он должен (!) нравиться и без понятия. Я должен не понимать, почему мне нравится предмет, я (художник или зритель) должен быть уверен, что и всем другим людям этот предмет нравится без доказательства, а просто по естественной сообщаемости всего прекрасного. Первый способ достигнуть всеобщего - обобщение, лежащее в основе рассудочного понятия. Доказанная истина - одна для всех - понимающих доказательство - людей. Этот способ для эстетики запрещен. Предмет должен (!) отвечать моему вкусу ("мне это нравится - и баста!"), но предмет отвечает моему вкусу как прекрасный, а не просто как приятный предмет, если я ощущаю, что моя радость может (!) быть сообщаемой всем, что в своей эстетической радости я вступаю в незаинтересованное и безрассудное общение со всеми людьми.

Говоря словами Канта, "в отношении логического количества все суждении вкуса есть суждения единичные... [Но] суждение вкуса заключает в себе эстетическое количество всеобщности"45.

"Именно способность душевного состояния к всеобщему сообщению... должна в качестве субъективного условия суждения вкуса лежать в его основе и иметь своим следствием удовольствие от предмета"46. И все же совсем без понятия здесь не обойтись.

Так же как в отношении интереса просвещенный вкус осуществляется на фоне вкуса варварского, в катарсисе очищения от трогательности и пользы, так же - в отношении понятия - просвещенный вкус нуждается в рассудочном понятии, чтобы преодолевать его. Утверждение - "прекрасный предмет нравится всем без понятия" имеет эстетический смысл только в такой редакции: "предмет прекрасен потому, что нравится всем, несмотря на отсутствие понятия, благодаря тому, что, определяя этот предмет (как прекрасный), я расплавляю рассудок".

Людей действительно объединяет - в сфере разума - не жесткое (одинаковое) понятие и не стихия иррационального, но понятие возможное, спорное.

Жесткость (рассудочность) понятия уничтожает личность, упорядочивая ее. Стихия иррационального уничтожает личность, ее расплавляя. Только в контексте возможного понятия, в контексте пафоса понимания человек сохраняет себя и постоянно стремится к другому. Взаимопонимание должно сохранять и усиливать непонятность (для меня) другого человека (и его идей), обострять его загадочность, его личностность, его несводимость ко мне и - тем самым - должно сохранять (во мне) жажду этого полного понимания, стремление к нему.

Таков эстетический смысл опустошения рассудка.

Запомним вторую дефиницию прекрасного - по количеству: "прекрасное есть то, что без понятий представляется как предмет всеобщего удовольствия".

Камнедробилка просвещенного вкуса продолжает работать.

в) Как только игра познавательных способностей раздробила интерес (как форму стремления к предмету) и понятие (как форму жесткого определения предмета), сразу же в игру вступает цель.

В самом деле, после всего уже осуществленного предмет не может выступать для человека ни как цель (или средство) познания, ни как цель (или средство) желания. Собственная предметная плотность - мы это видели в "Салонах" - не имеет для "человека со вкусом" никакого значения, предмет существен формой целесообразности, тем, что эстетическое любование предполагает этот предмет как цель для самого себя. И сразу же "этим предметом" оказывается не "полотно живописца, не статуя скульптора, но - это смещение существенно - глаз зрителя, ухо слушатели, душа "человека со вкусом". Самоцельным оказывается - в эстетически ценном предмете - не предмет, но человек.

И это новый этап игры

Только в интерьере просвещенного вкуса (в сознании человека Просвещения) прекрасный предмет имеет форму целесообразности, сам по себе этот предмет не может быть ни целью, ни средством. Но только в форме внешнего прекрасного предмета человек находит ту форму, в которой может осуществляться его человеческая самоцельность, находит ту фиксированную точку, в которой его деятельность (познания и желания) замыкается на себя, на общение с собой.

"Одна лишь форма целесообразности в представлении, посредством которого нам дается предмет, может, поскольку мы ее сознаем, составить удовольствие, которое мы без [посредства] понятия рассматриваем как обладающее всеобщей сообщаемостью, стало быть, может составить определяющее основание суждения вкуса"47.

Кант в этом смысле отнюдь не формалист (хотя такое толкование обычно). Да, в прекрасном предмете для просвещенного вкуса существенна исключительно форма (фигура - Gestalt, или игра; игра фигур в живописи или игра ощущений - в музыке). Но форма эта беспредметна лишь в том смысле, что ее "предметом", ее содержанием оказывается саморазвитие человеческих способностей познания, желания и, главное, личного общения.

Но, возможно, самое существенное для понимания сверхзадачи кантовского "формализма" - учет исторического контекста. Этот "формализм" - "обратное общее место" содержательных определений культуры Просвещения.

Форма целесообразности (без цели) возбуждает и удовлетворяет просвещенный вкус только на фоне очень жестких и очень рационализированных целей, преодолеваемых (преобразуемых) глазом умного зрителя перед "полотном художника" (здесь "полотно художника" - понятие нарицательное).

Предельная, - литературно сюжетная, сентиментальная нагруженность содержания картин XVIII в. (нагруженность внеэстетическая - иллюзией предметности, нравственными нормами, рассудочными максимами, социальными идеями...) - необходимое условие для того, чтобы могло сформироваться "эстетическое суждение рефлексии".

Это - суждение, продиктованное стремлением к "целесообразной форме". Но целесообразная форма и особенно "игра форм" удовлетворяют просвещенный вкус (доставляют эстетическое удовольствие), только если в моем суждении осуществляется преобразование содержания в форму, если в этом суждении есть тот плотный, культурный, содержательный материал, который пережигается в форму саморазвития познавательных способностей.

Накал костра зависит от культуры (потенциальной энергии) пережигаемого материала.

Для такого костра - мы это знаем - хорош, к примеру, Буше, или Грез, или Фальконе (если вернуться к "Салонам"),

Но лучше всего - Шарден.

Четкость композиции, внутренние, сознательно построенные рефлексы чувства и разума, природы и классицизма самовозжигают огонь просвещенного вкуса. Этот огонь не может не загореться, он - жертвен по замыслу. Картины Буше и Греза могут удовлетворить и варварский вкус, хотя, чтобы их эстетически расшевелить, особенно необходим глаз знатока.

Шарден напрочь запечатан для варварского вкуса.

(Примерно таков смысл той оценки, которую дает Дидро "Атрибутам искусства" Шардена...)

Если картины, или симфонии, или идеи не несут в себе внеэстетической культурной нагрузки, если они не будут воинственно содержательны, идейно нацелены, то нечего будет пережигать, тогда просвещенный вкус не выйдет к наслаждению чистой игрой форм, фигур, мелодий.

Нo все сказанное - лишь одна сторона дела.

Сейчас пора подчеркнуть другой момент.

В игре познавательных способностей (рассудок - воображение) нет - согласно Канту - полной симметрии.

Перекос здесь в сторону воображения.

Форма целесообразности возникает не на полотне и не в - пусть расплавленных - понятиях рассудка, но только в воображении зрителя или слушателя. Именно в воображении просвещенный вкус замыкается "на себя".

"Воображение умеет... накладывать один образ на другой и через конгруэнтность многих образов одного и того же рода"48получать нечто многообразное, но - единое; цельное, но - динамичное, внутренне неуравновешенное, выходящее за собственные пределы. Нечто? Что это такое? Образ, понятие, впечатление? Это нечто среднее между образом и понятием, взятое как возможность новых (бесчисленных) образов и понятий.

Среднее - в смысле центральное, изначальное, но не "усредненное".

Здесь нельзя отделаться усреднением.

Воображение достигает своих целей "путем динамического эффекта, который возникает из многократного схватывания фигур органом внутреннего чувства"49.

Диктует в этом процессе "норма красоты" , но в необычном, странном понимании "нормы" . Не как "идеальная форма", по которой следует равнять произведения искусства, но как форма (мера) превращения форм, их взаиморождения, их недовольства своей собственной законченностью. Это способ (может быть, точнее, способность) развертываний бесконечной спирали прекрасных форм.

Предвидеть "нормы" означает находить в каждой прекрасной форме ту точку, в которой эта форма переливается в другую, оказывается подчиненной закону метаморфоз, закону Протея.

Норма - это образ (созданный воображением), не могущий уместиться в образе и... переливающийся в разумное "понятие".

Перекос (игры познавательных способностей) в сторону воображения исчезает.

Воображение расплавляет рассудок, чтобы образовать форму целесообразности (без цели...), но форма целесообразности как раз в точке предельного формализма - в игре форм - перестает быть формой, выходит в бесформенное, разрывает любой художественный образ, становится предвидением новой идеи разума (становится созерцанием новой эстетической идеи).

(Читатель помнит, наверное, что пока я говорю о "предвидении" идей разума не как о цели рефлективных эстетических суждений, но как о невольном итоге деятельности суждения (в сфере эстетики)).

Таким образом Кант схематизировал в антиномию (форма целесообразного без цели) еще один парадокс Дидро. Тот парадокс, в котором наиболее идеальная форма (античная норма) граничит с идеей бесформенного, парадокс, означающий трудность - и необходимость - воспринять как эстетический образ.... звездное небо.

Но о звездном небе в "Критике..." Канта немного дальше. Итак, напомню - дефиниция прекрасного, вытекающего из третьего момента (по отношению), "красота - это форма целесообразности предмета, поскольку она воспринимается в нем без представления о цели"50.

г) Последнее определение просвещенного вкуса возникает как осмысление всех предыдущих дефиниций.

Просвещенный вкус наслаждается свободной закономерностью воображения, необходимостью - для всех! - моего вкусового произвола. "Воображение свободно и тем не менее само собой закономерно". Это определение противоречиво, "заключает в себя антиномию"51.

Вкус свободен от интереса, но интерес ему необходим для того, чтобы быть преодоленным.

Вкус свободен от понятия, но рассудочное понятие ему необходимо - как предмет преодоления.

Вкус свободен от целей, но цель необходима, чтобы преобразовать ее в чистую "форму целесообразности".

Но в чем же все-таки состоит непосредственная цель (или скажем, по Канту, "форма целесообразности") всех этих разрушительных опустошений?

Это - пафос общения в его предельной формализации, это - общение, для которого не нужен человек, с которым я общаюсь, это - сворачивание всех внешних форм общения в ячейку общений с самим собой (вспомним Дидро).

Если восстановить всю аналитику прекрасного в целом, то можно сказать, что смысл всех стремлений вкуса - к неопределенным понятиям, к целесообразности без цели, к незаинтересованности интереса - состоит в одном - достигнуть свободного общения.

"Суждение вкуса ожидает согласия от каждого; и тот, кто нечто признает прекрасным, желает, чтобы каждый обязательно одобрил предлежащий предмет и также признал его прекрасным"52.

Такая надежда на всеобщее согласие основана - по Канту - на "всеобщем чувстве" или чувстве общности людей (sensus communis), несмотря, а может быть, благодаря их полной самобытности и самопогруженности.

Здесь кончается аналитика прекрасного и начинается его диалектика.

Все антиномии вкуса, сведенные воедино, фокусируются в только что сформулированной антиномии.

Вот как ее определяет Кант:

Первое общее место в области вкуса: у каждого свой вкус (если мне нечто нравится потому, что это нравится всем, то это значит одно - у меня нет своего вкуса).

Второе общее место (в развитие первого): о вкусе нельзя дискутировать, т. е. суждение вкуса нельзя принять на основе доказательства, вкус недоказуем; или он есть, или его нет.

Но - неявно - существует третье, противоположное общее место в области суждений вкуса: о вкусе можно спорить, больше того, вкус и есть некое наслаждение от спорности (это - мое мнение), и вместе с тем всеобщности (я уверен, что предмет прекрасен) моего эстетического суждения.

Но где есть возможность спорить, там есть и надежда столковаться друг с другом53.

Столкновение этих "общих мест" и рождает антиномию - " Тезис. - Суждение вкуса не основывается на понятиях, иначе можно было бы о нем, дискутировать (решать с помощью доказательств).

Антитезис. Суждения вкуса основываются на понятиях, иначе, несмотря на их различие, о них нельзя было бы даже спорить (притязать на необходимое согласие других с данным суждением)"54.

Кант разрешает эту антиномию в своей обычной манере - речь, дескать, идет о "понятиях" в разных смыслах слова. В тезисе - о жестких, определенных, рассудочных понятиях (на них суждение вкуса не может основываться). В антитезисе - о неопределенных понятиях, понятиях, только еще имеющих быть, которые станут понятиями как раз в движении спора (в споре возникает истина; "спорность" и есть определение истины in statu nascendi). На таких понятиях суждение вкуса может и должно основываться... Стоит устранить логическую неряшливость, и антиномия вкуса исчезает.

Да, исчезает, чтобы снова возникнуть, поскольку без этой антиномии нет суждения вкуса вообще. Мы видели, что для вкуса необходимы - в качестве исходных пунктов - рассудочные понятия, чтобы было что преодолевать, чтобы понятия неопределенные возникли на основе пережигания понятий определенных, жестких, прочных.

Иначе и никакого удовольствия не будет.

Или - в логическом плане - определенное понятие тезиса это и есть неопределенное понятие антитезиса, они - антиномичны (выступают в разном смысле), будучи растащенными в различные логические одиночки ("тезис - антитезис"). Но они противоречивы - без антиномии, - поскольку в них определяется самопротиворечивый логический субъект - просвещенный вкус, для которого жесткость исходных определений (нравственности или рассудка) с самого начала достаточно иронична; эти определения тем более жестки и тверды, чем более они понимаются как начало преобразования в неопределенное понятие, в эстетическую идею. Впрочем, это же означает, что антиномическое кантовское определение вкуса (понятие определено в разных смыслах) все же необходимо, опять-таки, чтобы преодолеть эту антиномию. Преодолеть и по-кантовски (разрешить), и противокантовски - чтобы создать произведение искусства, услаждающее "просвещенный вкус".

А поэтому вернемся к Просвещению.

Итак, эстетической ценностью могут обладать только такие понятия, о которых возможно и необходимо спорить. Двигаясь в таких понятиях, я сохраняю свою самостоятельность, я сам включаю в мою мысль чужие, противоположные идеи как необходимое определение моих собственных идей - в их спорности для меня самого...

...До сих пор я говорил как будто только об эстетике "просвещенного вкуса". Но теперь мы подошли к решению нашей сквозной задачи - отталкиваясь от определений "вкуса", эстетического суждения, сформулировать всеобщие определения просвещенного человека, человека культуры Просвещения.

Здесь в центр внимания уже непосредственно выступит целостный пафос Просвещения, сам смысл этого понятия в его культуроформирующей силе.

Если переформулировать в этом плане кантовскую "аналитику и диалектику прекрасного", то получается следующее.

Человек просвещенного вкуса или - шире - "просвещенный человек" должен (!?) жить так

- чтобы ему многое нравилось и он нравился многим, но - упаси боже! - без всякого прочного интереса;

- чтобы думать о многом, но - без всякого понятия;

- чтобы в предметах и поступках - своих и чужих - наслаждаться формой целесообразности, но - без всякой цели;

- чтобы безосновательно, но - уверенно - надеяться на всеобщую необходимость своего, совершенно произвольного вкуса; и главное:

- чтобы быть предельно общительным, но - желательно - без всякого реального общения.

Легче всего возмущаться, негодовать, презрительно улыбаться, в лучшем случае - сожалеть об этом легковесном, эгоистическом, опустошенном субъекте.

Но еще раз вдумаемся - вместе с Кантом - в смысл этой опустошенности.

Ведь она - мы это помним - нелегко далась, ведь к этой пустоте почему-то стремились (стремился просвещенный вкус).

Есть две "точки роста", в которых пафос Просвещения замыкается в особую культуру и получает глубокий, непреходящий культурный смысл.

В "аналитике и диалектике прекрасного", возникает первая точка роста - формируется культурный образ мыслей.

Что это означает?

Именно в области вкуса могут естественнее всего образоваться - утверждает Кант - те максимы здравого общественного поведения, без которых невозможен просвещенный человек.

"Максимы эти следующие: 1) иметь собственное суждение (Selbstdenken); 2) мысленно ставить себя на место каждого другого; 3) всегда мыслить в согласии с собой. Первая есть максима свободного от предрассудков, вторая - широкого и третья - последовательного образа мыслей... Освобождение от суеверий называется просвещением..."55.

И еще - "ясно, что in thesi просвещение легкое дело, a in hypothesi трудное и медленно осуществимое, так как иметь свой разум не пассивным, а всегда законодательствующим для самого себя... очень трудно... Трудно сохранить или установить чисто негативный [элемент] (в чем собственно и состоит просвещение) в образе мыслей..."56

В этой статье я не анализирую специально философскую мысль Просвещения. Но та же способность ясного, трезвого, здравого самостоятельного, независимого, проницательного суждения а вещах, о мире (отнюдь не тонкость логических разработок, не глубина философской рефлексии, не "безумие" методологических изобретений) составляет главную, неповторимую силу "Системы природы" Гольбаха, "Разговоров..." Дидро или "Общественного договора" Жан-Жака Руссо. "Здравый смысл" - так назван самый беспощадный и самый отважный атеистический памфлет XVIII в.

Очень знаменательно, что все эти определения идей Просвещения развиваются Кантом именно в "дедукции суждений вкуса"; Кант с полной осознанностью видит, что его учение о "способности суждения" (самому судить об отдельном предмете) есть учение о Просвещении, о просвещенности как особом целостном культурном феномене.

Средоточием "идеологии" Просвещения Кант считает одну из этих трех "максим" - вторую, т. е. широкий образ мыслей. Причем здесь речь идет не о способности к познанию и не о тех или других формах мировоззрения, но именно об образе мыслей, о своеобразной этике и эстетике мышления.

Этот "широкий образ мыслей" - дело весьма рискованное.

"Способность суждения, способность, которая в своей рефлексии мысленно (a priori) принимает во внимание способ представления каждого другого, дабы собственное суждение как бы считалось с совокупным человеческим разумом"57, эта способность - в своем культивировании - угрожает

- уничтожением самого предмета, о котором я сужу (не он важен), - уничтожением всех твердых, прочных культурных форм и ценностей, уничтожением реального общения с другими людьми (зачем, ведь все учтено заранее, a priori...),

- уничтожением самой творческой потенции, которая - без односторонности, без напряжения - вообще невозможна.

В широком образе мыслей (широта эта беспредельна) тонет сама мысль.

И это - необходимая цена Просвещения. Авантюра эта необходима.

Без культивирования способности суждения, без этого риска (иметь вкус, и не иметь гения58) теряют цену все другие человеческие способности - познания, желания, созидания - все, без исключения.

Но культура Просвещения имеет и другую закраину. Это - выход в сферу возвышенного.

* * *

Уже в парадоксах Дидро мы заметили, что просвещенный (утонченный) вкус всегда граничит с безвкусицей, с выходом в бесформенное, неопределенное, безграничное. В этой сфере исчезают все определения прекрасного. Но именно опасная близость этой сферы дает прекрасному какую-то опору, придает ему серьезность, сообщает подлинную силу. Кант схематизирует и эти парадоксы.

Эстетическое в "Критике способности суждения" имеет не только нижнюю закраину, те исходные внеэстетические понятия, которые должны быть преодолены, но также закраину высшую, так сказать, наверху. Эстетическое имеет смысл только тогда, когда каждое мгновение оно снова переламывается во в неэстетическую сферу, в неопределенную идею разума, Именно в этой точке перелома эстетическое суждение, связанное с игрой, познавательных способностей, оказывается предельно серьезным делом, формой самосознания и саморазвития человеческого "Я".

 

По Канту, эта пограничная сфера - эстетическая в своей определенности и в неэстетическая в своей потенции - есть сфера возвышенного.

В возвышенном снова возрождаются понятия, нравственные стремления, даже простые человеческие желания, но они возрождаются не в наличной своей форме, не как нечто застывшее, извне навязанное человеку, но как нечто формирующееся, только еще возможное, как продукт и цель человеческой активности.

"Аналитика возвышенного" составляет особый большой раздел кантовской "Критики...", но сейчас я коснусь лишь одной стороны дела - связи между идеей возвышенного и идеей Просвещения.

Возвышенное относится Кантом к сфере эстетики, но сама эстетичность возвышенного - в отличие от красоты - в том, что здесь, в этой точке, просвечивает, рефлектирует нечто иное, запредельное для "эстетических суждений", но - отраженное в них.

Идея возвышенного зачинается безграничностью природы; человек стремится "объять необъятное", воспроизвести бесконечное в цельном, замкнутом образе и... не может это совершить. В зазоре между безграничностью, бесформенностью воспроизводимого и законченностью образа, его замкнутостью, и возникает раздражающее и провоцирующее ощущение (понятие?) возвышенного.

И снова - образ звездного неба.

На твердом и ограниченном небесном своде, в четких звездных точках мы видим - и не можем видеть - бесконечную и безграничную вселенную.

Возвышенного нет, если нет безграничности, но есть только твердый свод; возвышенного нет, если нет стремления увидеть (понять?) безграничное - в этом твердом, ограниченном своде человеческих небес.

Идея возвышенного - это идея (или образ) актуальной бесконечности,

"...Если вид звездного неба называют возвышенным, то в основе суждения о нем не должны лежать понятия о мирах, населенных разумными существами; и на светлые точки, которыми, как мы видим, наполнено пространство над нами, [должно смотреть] не как на солнца, движущиеся по... орбитам, а только так, ... как на широкий свод, который обнимает все; и только при таком представлении мы и должны определять возвышенный характер, который чистое эстетическое суждение приписывает этому предмету"59.

И вот тут-то начинается самое главное.

И глаз, и мысль стремятся все (!) " схватить" и затем " соединить" бесконечное количество в едином понятии (образе),

"Со схватыванием затруднений нет, оно может идти до бесконечности; но с соединением дело тем труднее, чем дальше продвигается схватывание и быстро достигает своего максимума. Соединение никогда не бывает полным..."60

Дальше идет великолепный фрагмент:

"Это обстоятельство может в достаточной мере объяснить и то смущение или некоторого рода растерянность, которые, как рассказывают, охватывают посетителя в церкви св. Петра в Риме, когда он первый раз входит туда; здесь налицо чувство несоответствия между его воображением и идеей целого, которую следует изобразить; причем воображение достигаег своего максимума и, стремясь расширить его, сосредоточивается на самом себе, что и доставляет ему умиленное удовольствие"61.

Бесконечное, безграничное не вмещается ни в какой внешний синтез (единый, цельный образ), но стоит созерцающему сосредоточиться в себе, и сразу же безграничное "умещается" в точке, в зернышке самого человеческого стремления вообразить (воплотить в образ), понять (поймать) бесконечное.

Опять преодоление. Радость от двойного движения - воображение расширяется до бесконечности и... обратным ходом (бесформенностъ невоображаема!) свертывается в точке неопределенного разумного понятия.

"Вся сила воображения все же не соразмерна идеям разума"62.

Возвышенное означает границу эстетического уже не с понятием рассудка, но с " идеей разума"63.

Не с нормой морали, но с формообразованием нравственных импульсов. С безграничностью (потенциальной) человеческой индивидуальности, личности.

 

Так же как у Дидро, так и у Канта бесконечное, бесформенное (природы) в двух "формах" провоцирует "сосредоточение человека в себе" - в форме динамически бесконечной "силы", в форме математически бесконечной "величины".

Но не каждый способен пережить испытание возвышенным.

Этот искус опять-таки выносит только просвещенный, культурный человек, т. е. человек "широкого образа мыслей", готовый изменить весь статут своего мышления, воспринять иную культуру.

В этой готовности и заключается замысел того первого, опустошающего дела, которое совершил "просвещенный вкус".

"...To, что мы, подготовленные культурой, называем возвышенным, без развития нравственных идей покажется только отпугивающим необразованному человеку... Суждение о возвышенном требует культуры (гораздо больше, чем суждение о прекрасном)"64.

* * *

Таковы две "границы" "просвещенного вкуса", позволяющие переформулировать его определение в определение культуры Просвещения, идеи Просвещения в целом. Это - максима "широкого образа мыслей", и это - "принцип возвышенного", т. е. готовность принять безграничное, бесформенное как "точку роста" индивида...

 

Просвещение "опустошает" душу, но подготавливает ее к возможности постоянных культурных переформулировок.

Понятие однолинейного бесконечного прогресса - лишь первая, черновая редакция такой готовности... Здесь еще нет обратной "закрученности" истории "на себя", нет самой идеи переформулировок, позволяющих понять, скажем, "античность" не только как прошлое (не только по-гегелевски - как "снятое"), но и как будущее. Как то самое мандельштамовское предчувствие Гомера, Катулла, Овидия.

Такого Гомера, которому предшествует Шекспир или Пушкин.

Однако вернемся к Канту и к идее Просвещения.

* * *

И снова - "Салоны. Просвещенный вкус домыслим теперь (теперь - это XX век) развитой способностью суждения - способностью видеть в особенном, в уникальном - всеобщее, способностью преобразовывать, воображать это всеобщее, протягивая его через иголье ушко особенного,

"Салон" 1763 года, Фальконе, - "Пигмалион у ног своей оживающей статуи".

"Природа и Грации определили положение статуи. Ее руки мягко опускаются по сторонам; ее глаза только что приоткрылись; ее голова немного наклонена к земле или, вернее, к Пигмалиону, который у ног ее; жизнь проявляется в ней легкой улыбкой, которая слегка касается ее верхней губы. ...В ней брезжит и первая мысль: ее сердце начинает двигаться, но скоро оно забьется. Какие руки! Какая мягкость тела! Нет, это не мрамор; прижмите к нему ваш палец, и материал, потеряв свою твердость, поддастся вашему давлению... Маленький амур схватил одну из рук статуи, но он не целует ее, а пожирает. Какая живость! Какой пыл! Сколько лукавства в голове этого амура! Маленький предатель, я тебя узнаю; если бы я мог, на свое счастье, тебя больше не встречать. Опустившись на одно колено, крепко стиснув руки, стоит Пигмалион перед своим произведением и смотрит на него... О, Фальконе! Что ты сделал, чтобы выразить в куске белого камня удивление, радость и любовь, слитые вместе?

...Отделка всей группы восхитительна. Это единая манера, из которой скульптор извлек три разных тела. Тело статуи не то же, что у ребенка или у Пигмалиона.

Это скульптурное произведение очень совершенно. Тем не менее, на первый взгляд мне показалось, что шея статуи немного толста или голова ее слишком легка; люди искусства подтвердили мое суждение... Обдумывая этот сюжет, я придумал другую композицию. Вот она: я оставляю статую такой, какая она есть, за исключением того, что требую, чтобы ее движение было справа налево точно так же, как оно сейчас происходит направо. Я сохраняю Пигмалиону его выражение и его характер, но я его помещаю слева: он увидел в своей статуе первые признаки жизни. Он сидел тогда на земле; он медленно приподнимается до тех пор, пока не достигнет уровня сердца. Он слегка прижимает к нему тыл левой руки, он ищет, бьется ли сердце; в то же время он не спускает глаз с глаз статуи, ожидая, что они раскроются. Тогда не правую руку статуи, а левую будет пожирать маленький амур. Мне кажется, что моя мысль более нова, более редка, более энергична, чем у Фальконе. Мои фигуры были бы еще лучше сгруппированы, чем у него, они бы соприкасались... Пигмалион держал бы свой резец в правой руке и крепко сжимал бы его, восхищение схватывает и сжимает без рассуждения вещь, которой восхищаются, или ту, которую держат..."65

И еще. "Салон 1765 г.". Эпиграф из Горация:

Non fumum ex fulgore,

Sed ex fumo dare lucem

Cogitat.

Horat.,de Art.poet., 143.

(Он не из пламени дыму хотел напустить, но из дыма пламень извлечь. Гораций. "Искусство поэзии".)

"...Я дал время впечатлению прийти и войти. Я открыл мою душу впечатлениям. Я им дал в себя проникнуть. Я воспринял изречение старика и мысль ребенка, суждение писателя, слова светского человека и замечание толпы... Я постиг магию света и тени. Я узнал цвет, я приобрел чувство тела; в одиночестве я обдумывал то, что видел и слышал, и термины искусства: единство, разнообразие, контраст, симметрия, расположение, композиция, характер, выражение, такие привычные в моих устах, такие неясные в моем уме, - определились и укрепились"66.

Вспомним теперь все продуманное и оживим схематизм "способности суждения", - то есть отойдем от статуи Фальконе еще на один шаг и встанем на то единственное место, с которого возможно увидеть "Пигмалиона" не только глазами Дидро, но и - в прищуре "Критики..." Канта, но и - в створе века двадцатого.

- Положение статуи не только видится, но сразу же понимается, - в контексте античной мифологии и античного искусства. Образ моментально остраняется в игре точного зрения и умного воображения; пластической естественности (...именно так наклоняется живой человек) и разумного свободного долженствования (...именно так он должен наклониться по канонам мифа). Глаз и ум (в речи воплощенный) начинают свою контраверзу, начинают свое согласие.

- "Материальная эстетика" (это - мрамор, это - камень!) снимается и не может сняться "эстетикой содержательной" (это - живой человек, одухотворенное тело!). В пафосе эстетического суждения я должен столь же знать (и видеть), что предо мной камень, сколь знать и видеть, что этот камень - не каменен, что он - плоть, становится (вечно становится!) плотью. Стоит исчезнуть этой двойственности, - исчезает эстетическое качество суждения, - и о работе Пигмалиона, и о работе Фальконе, вообще, - о работе скульптора. Тогда останутся только нравственные эмоции, разумные (или рассудочные) выводы, или - только ремесленные оценки.

 

Затем начинается самое существенное, специфическое для культуры эстетического суждения (а не просто эстетического восприятия и не просто эстетического понимания). Произведение Фальконе уходит в нети, на первый план выступает "произведение, по поводу скульптуры Фальконе возникающее, - необязательная, уклончивая, свободная игра моего воображения, ума, чувства; возникает текучее, не закрепленное ни в мраморе, ни на полотне, ни - даже - в однозначном жестком образе, вообще не вненаходимое 67, но во мне - находимое эстетическое со-бытие моего Я. Это "я" может быть любым, - и столь же поверхностным, игривым, опустошенным, как участник придворных салонов (речь идет, конечно, не о "Салонах", анализируемых Дидро) второй половины XVIII в., и столь же ригористичным, морализирующим, здраво- мыслящим, как участник предреволюционных руссоистских кружков, и столь же тонким, ироничным, всепонимающим, но - неспособным созидать системы, - как сам Дидро, или - его кривляющаяся обезьяна - племянник Рамо.

Но ведь свет не клином сошелся на веке XVIII-м. И все дело в том, что этот просвещенный зритель может стать (и необходимо становится) зрителем, читателем, слушателем иных исторических эпох.

Здесь все будет иным; по-иному строятся и распределяются внутренние слои самосознания, иначе осуществляется та переработка, переплавка, трансформация, которой должна будет подвергнуться в моей голове и душе, - когда я отойду от полотна и статуи, - плотная, вненаходимая ткань исходного произведения. Все будет непохоже на эстетическое суждение просвещенного человека Восемнадцатого века.

И все же... Это будет развитием и переформулировкой культуры (так говорить точнее, чем определять это как "способность ) эстетического суждения, культуры XVIII в. Это будет - снова и снова - контраверза речи и видения, пластичности образа и той неопределенности понятия, которая необходима для самосознания (после XVIII в.), которая так точно вскрыта Кантом в "Критике способности суждения". Тут будет и пропасть опустошения (отрицания веры и суеверий прошлых эпох), и - "эффект Мюнхаузена", поднимающего себя за волосы над собственными возможностями, и культура "широкого образа мыслей", и риск собственного (!) суждения. Конечно, к культуре эстетического "суждения" не сведется вся культура эстетического понимания и эстетической деятельности, но грань эта отныне будет необходимой в многограннике "человек - искусство - мир - человек".

 

И в этом направлении работает мысль Дидро уже во фрагменте о "Пигмалионе".

"Маленький предатель, я тебя узнаю, если бы я мог, на свое счастье, тебя больше не встречать". Или - "Я дал время впечатлению прийти и выйти... Я дал им в себя проникнуть,.. Я приобрел чувство тела... В одиночестве (!) я обдумывал то, что видел и слышал (!)".

Для культуры эстетического суждения существенно - уже в "Салонах" - видеть произведение не только непосредственно, глазами, сейчас, в этот момент, но - необходимо отойти от полотна, возвратиться домой, в одиночество, вообразить немного иное, иной образ, чем тот, что я увидел, необходимо, говоря словами Дидро, "обдумывать то, что видел"... Впрочем, тут уже не важно, - немного иное, или совсем иное я смогу вообразить и придумать; важно, чтобы образ, созданный (и непрерывно разрушаемый) воображением, свободным рефлективным суждением, включением в иной всеобщий контекст, в контекст самосознания, - важно, чтобы этот образ соударялся с образом плотным, вненаходимым, завершенным, непреходящим, раз и навсегда равным самому себе. Это сопряжение двух (многих) образов, - с одной стороны, расходящихся (в сфере самосознания) из точки одного, единственного вненаходимого образа (произведения, текста) - в бесконечность предвосхищений; с другой стороны - сходящихся, отождествляемых, конгруэнтных (слово Канта) в этой вненаходимой, плотной точке, - это сопряжение и определяет нормальный пульс эстетического суждения.

- Но Дидро не просто фантазирует, рефлектирует, рассуждает, поучает по поводу "Пигмалиона" Фальконе, Дидро включается, - конечно, рефлективно, в речи, - в сам процесс работы скульптора, он корректирует (мысленно) произведение. Создает проект иного, "лучшего" произведения, иначе - в иных веках? - повернутого. Помните? "Шея слишком толста... Голова слишком легка... Я придумал другую композицию... Я требую, чтобы движение шло теперь справа - налево, а не слева - направо... Мне кажется, что моя мысль более нова, более редка, более энергична... Что это? Недовольное ворчание знатока? Легкость воплощения замысла в словах, в речи, в описании, - без воплощения в камень? Безответственное стремление все переделать, переиначить, капризное ячество ("все могу по-своему..."), небрежное к вечным, седым, святым и пр. камням старины? Да. Все это есть в пафосе Просвещения, обращенном не только к искусству, но ко всему на свете, - людям, теориям, традициям веков ("суеверия !"). Все это есть в пафосе Просвещения, в культуре "игры ума" в свободное время, отделенное от сурового времени ремесла, долга, священных социальных и молитвенных связей. Есть и такое, - "захочу и переиграю заново, - ведь все это в уме, не на полном серьезе, только на словах"! Стоп. Но, может быть в этом-то секрет и заключается? Тот секрет времени (XVIII век), в котором - тайна веков, одна из тайн искусства. И здесь имеет особое значение как раз фрагмент о "Пигмалионе" в отличие от других фрагментов, приводимых выше (хотя бы - в отличие от "Девушки с птичкой"), В том понимании Фальконе, которое сейчас развивает Дидро, XVIII век уже отрывается от своего генезиса и начинает, как в "Критике..." Канта, - долгое и трудное путешествие в веках. Правда, - начинает это путешествие еще очень наивно и резко (что же, тем лучше).

Во-первых, в этом фрагменте исчезает неприятное морализирование "по поводу" (см. выше). Оно вытесняется речью по существу, - спектром возможных вариантов того же самого (сие - существенно) произведения. Во-вторых, разыгрывание возможных иных вариантов в уме, в рефлексии, в умной речи, не разрушает (и не может разрушать) плотность, извечность, непреходящесть, завершенность, закрытость мраморной статуи. Весь спектр иного, возможного, речевого, должен возвращаться, сходиться к вне-находимому образу. Обогащая его (этот образ) лишь в той мере, в какой обогащается самосознание зрителя, слушателя, читателя. Тогда все возможные повороты (в композиции мраморной группы, в мифе о Пигмалионе) необходимо включаются в наличную скульптуру, в плотный мрамор навечно сработанного изваяния. Тогда все наши сомнения ("ворчание знатока" и пр.) остаются в силе, но только исчезают негативные определения - "безответственность", "легкость разговора о... без воплощения в...". Остается извечность (способность постоянных переформулировок), заложенная в культуре Просвещения.

Это - культура, способная "не из пламени дыму напустить, но из дыма (иэ мысленного спектра возможных вариантов) извлечь пламень" (напряженных творческих усилий и свершений), - см. Пикассо, вообще - XX век.

* * *

Но вернемся в век восемнадцатый, вернемся к "Критике способности суждения".

Если кантовские антиномии (утонченности вкуса и бесформенности понятий, "сосредоточения" и "выхода за пределы...") спроецировать в сферу социального, сформулировать в контексте формы общения, то... возникнет - хотя повернется новой гранью - известная по бесчисленным монографиям и учебникам формула Просвещения, в его, так сказать, буквальном смысле.

Просвещенному вкусу необходим вкус непросвещенный, для просвещенного человека необходим тот, кого просвещают. Рафинированный, сверхутонченный вкус просветителя, человека, всегда смотрящего "со стороны", требует обмена идеями и импульсами с просвещаемыми, с природной, бесформенной стихией естественного эстетического чутья, свойственного работнику, человеку "от земли".

Без руссоизма просвещенного вкуса так же нет, как нет его без "бильбоке" какого-либо светского бездельника, как его нет без "племянника Рамо".

Но в Просвещении как особой культуре - просвещающий и тот, кого просвещают, - это один человек; изощренность вкуса и естественность восприятия природы, - это две стороны одного определения.

"Век (Просвещения. - В. Б.), когда деятельное стремление к закон[омер]ной общительности. сталкивалось с величайшими трудностями... совместить свободу (следовательно, и равенство) с принуждением.., - такой век и такой народ впервые должны были изобрести искусство обмена идеями между самой образованной частью (народа) и необразованной, согласовать широту и утонченность первой с естественной простотой и самобытностью второй и таким образом изобрести то среднее между высшей культурой и непритязательной природой, что составляет верное, никакими общими правилами не указываемое мерило также и для вкуса как всеобщего чувства людей.

Вряд ли грядущие века смогут обойтись без таких образцов (без формул культуры века Просвещения, - В. Б.), ибо они все больше будут удаляться от природы и в конце концов, не имея постоянных примеров ее, вряд ли будут способны (не возвращаясь к переосмыслению культуры просвещенного вкуса. - В. Б.) составить себе понятие об удачном сочетании в одном и том же народе законного принуждения высшей культуры с силой и правильностью свободной природы, чувствующей свою собственную ценность"68.

 

Так исторически и социально закрепленная формула эпохи Просвещения (сочетание элитарности и эгалитарности - "воспитателей и воспитуемых", когда одна часть общества - воспитатели - необходимо "возвышается над обществом", - см. Маркс, третий тезис о Фейербахе) переосмысливается в качестве всеобщей формулы культуры - в одном из ее определений.

В этом определении культура не способна создавать "плотные", вечные художественные ценности, вообще активные культурные начала, но зато способна постоянно - вновь и вновь - опустошать душу творца и приуготовлять ее - "широким образом мыслей" - к возможности коренных культурных трансформаций.

И еще. Культура Просвещения - в ее всеобщем определении69- это культура разговора. Именно разговора, беседы (не диспута, не диалога).

Разговора с другими (Кант классифицирует все искусство по формам языка: слово, жест, тон - словесные искусства, изобразительные искусства, музыка). И разговора с самим собой. Только взятая в ключе "беседы", культура Просвещения есть культура мышления. "Мыслить - значит говорить с самим собой... значит внутренне (через репродуктивное воображение) слышать самого себя"70.

Просвещение не может включить в себя диалог культур и само не может участвовать в этом диалоге, но оно готовит - впрок - нейтральную, всеобщую форму ("широкий образ мыслей" и "самостоятельность суждения ) для такого культурного общения.

"Истинное просвещение беспристрастно" (Пушкин).

Но парадоксы просвещенного вкуса сами упрямо провоцируют выход за пределы беспристрастности - в поэтический пафос, за грань вкуса - в безграничность гения. Гения, удивительно гармоничного, светлого, властвующего широким, просвещенным образом мыслей, т. с. способного сосредоточить этот широкий и опустошенный образ в острие творческого деяния.

Гений - парадоксов друг (Пушкин). Гений - друг и наследник парадоксов Просвещения.

Это - Моцарт и это прежде всего - сам Пушкин.

Но это уже - как в философии Кант - остранение культуры Просвещения, пафос работы с этой культурой.

"То, чем Шенье еще духовно горел, - энциклопедия, деизм, права человека - для Пушкина уже прошлое и чистая литература:

...Садился Дидерот на шаткий свой треножник,

Бросал парик, глаза в восторге закрывал,

И проповедовал..."71

Гений - даже если он гений XVIII в. - это уже диалог с Просвещением. Теперь можно сформулировать - Заключение.

* * *

В кантовской "Критике..." 1790 г. культура века Просвещения очерчивает свои границы, обнаруживает свою безграничность и неисчерпаемость именно как культура способности суждения.


1 Впервые напечатано в сборнике "Западноевропейская художественная культура XVIII века", М., Наука, 1980.

2 "Стилем" как таковым, самоценным, на грани стилизации (в игре с этой гранью).

3 Дидро Дени. Об искусстве. M., 1936. T. 2. С 37.

4 Там же. С. 33.

5 Там же С 58-59.

6 Там же. С. 13.

7 Там же. С. 11.

8 Там же. С 40 - 42.

9 Там же. С. 79 (курсив мой. - В. Б.).

10 Там же. С. 76.

11 Там же. С. 66.

12 Там же. С. 68 (курсив мой. - В. Б.).

13 Там же. С. 189.

14 Там же. С. 188 - 189 (курсив мой. - В. Б.).

15 Там же. С 94.

16 Там же. С 181.

17 Там же. С. 125.

18 Там же. С 130.

19 Мандельштам О. О поэзии. Л., 1928. С 65.

20 ДидроДени. Указ. соч. С. 129 (курсив мой - В. Б.).

21 Там же. С 176.

22 Там же. С. 59.

23 Там же. С. 25, 26.

24 Там же. С. 30.

25 Там же. С. 53 (курсив мой. - В.Б.).

26 Там же. С. 153-154.

27 Там же. С. 144 (курсив мой. - В. Б.).

28 Там же. С. 145.

29 Там же. С. 149-150.

30 Там же. С. 32 .

31 Там же. С 177 - 178.

32 Мандельштам О. Указ. соч. С. 78.

33 Там же. С 7-8.

34 Kант Иммануил. Критика способности суждения - Кант Иммануил. Сочинения: В 6-ти т. М., 1966. Т. 5. С. 173-174 (курсив мой. (В. Б.)

35 Там же. С 174.

36 Там же. С. 321.

37 Там же. С. 175.

38 Утверждение, что парадоксы Дидро схематизируются Кантом в антиномии, означает пока только следующее: известные нам "парадоксы просвещенного вкуса" приобретают в "Критике..." осознанный характер и понимаются как необходимые по сути дела, но исключающие логически друг друга определения того, "что есть суждение вкуса". И все.

Но уже то, что мы сейчас узнали о способности суждения, позволяет понять, во-первых, что антиномии здесь назревают нешуточные, типично кантовские, и во-вторых, что в "Критике способности суждения" возможно подметить некоторые тайны формирования антиномического мышления вообще. В самом деле, здесь существует и выход в безграничность, бесконечность, заставляющий - по Канту - обнаружить неприменимость рассудочных понятий (выработанных на конечные предметах) к бесконечному миру. Здесь и намек на обычный кантовский способ "разрешать" антиномию - дескать, выясняется, что мы использовали понятие в разных смыслах... В данном случае предмет суждения выступает и в смысле предмета сделанного, искусственного, и в смысле предмета естественного, природного. Но - и это уже существенно - здесь же оказывается, что этот "разный смысл" необходим ; без условного наклонения, без "как если бы" суждение вкуса вообще не может состояться. Необходимо раздвоение одного логического субъекта на два отдельных, самостоятельных субъекта, и столь же необходима ирония их отождествления. И возникают вопросы. А может быть, именно необходимость отождествления и различений "предмета естественного" и "предмета искусственного" лежит в основе самого понятия "антиномия (скажем, по отношению к бесконечному миру)? И еще. Может быть, как раз превращение наличных понятий в понятия возможные, неопределенные, только "имеющие быть" (см. выше) и делает необходимым антиномическое мышление, но тогда от него нельзя отделаться никаким "уточнением смысла"?

Впрочем, все эти вопросы нам понадобятся только для "основной антиномии суждения вкуса", а сейчас читателю достаточно будет исходных полуинтуитивных представлений о том, что такое антиномия.

39 См. Кант Иммануил. Указ. соч. С. 124.

40 Там же. С. 125 (курсив мой - В. Б.).

41 Там же. С. 129.

42 Там же. С. 330 (курсив мой - В. Б.).

43 Там же. С. 205.

44 См. там же. С 226.

45 Там же. С.217.

46 Там же. С. 219.

47 Там же. С. 224 (курсив мой (В. Б.).

48 Там же. С. 238.

49 Там же.

50 Там же. С. 240.

51 Там же. С. 246.

52 Там же. С 242.

53 См. там же. С. 358.

54 Там же. С. 359.

55 Там же. С 307-308.

56 Там же.

57 Там же. С. 307.

58 См. там же. С. 336 – 337.

59 Там же. С. 279.

60 Там же. С. 258-259.

61 Там же. С. 259 (курсив мой. - В. Б.).

62 Там же. С. 263.

63 Там же.

64 Там же. С. 273-274.

65 Дидро Дени. Салоны. С 44-46.

66 Там же. С. 48-49.

67 Термин М. М. Бахтина.

68 Кант Иммануил. Указ. соч. С. 378.

69 Вообще-то говоря, культура Просвещения не является, на мой взгляд, отдельной целостной культурой. Это относительно замкнутый фрагмент иной культуры - Нового времени. Но в данной работе этой проблемы я не касаюсь - я сознательно рассматриваю XVIII век в его целостности и замкнутости.

70 Кант Иммануил .Сочинения в 6-ти т. Т.6. С. 430.

71 Мандельштам О. Указ. соч. С. 82.