Развернуть | Свернуть

Translate page

раскрутка сайта, поисковая оптимизация

Increase text size Decrease text size


На гранях логики культуры

ЧТО ЕСТЬ ФИЛОСОФИЯ?!

(Очередное возвращение к исходному вопросу)

Мое размышление о смысле философии будет осуществлено в двух очерках: в авторском опыте определения (Очерк первый) и — в критике тех форм философствования, что сознательно отрекаются от парадоксальных философских начал (Очерк второй).

I. ОПЫТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Философ остается философом до тех пор, пока он чувствует насущность вновь и вновь возвращаться к этому исходному — с годами все более трудному и мучительному — вопрошанию (приходится поднимать все больший груз уже выношенных и, казалось бы, необратимых ответов).

Но все же попытаюсь еще раз1.

ВВОДНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

О чем здесь будет речь? О моем понимании, что есть философия "вообще" (философия всех философов, даже — всех людей, в той мере, в какой они действительно философствуют...), или — о моем собственном философском "всеобщем", о философии в авторском осуществлении (и — в философской интуиции XX века)? Вне этого "или...", вне этой антитезы и невозможного тождества не может быть ответственной речи о том, "что есть (есть — сейчас — всегда!) философия...".

Но в любом случае я не покушаюсь на "энциклопедическое", "справочное" определение (дефиницию), но только формулирую свое собственное — в двух намеченных смыслах — понимание дела философии. Хотя предполагаю, что в XX веке каждое ответственное понимание философствования будет — в чем-то общаться с предложенным ниже определением2.

И сразу уточню: я предполагаю, что в канун века XXI философы общаются в контексте понимания и обоснования философии культуры. Чуть детальнее я скажу об этом в последних тезисах.

Здесь же скрыта и другая трудность и насущность: надо будет говорить одновременно (но — напряженно различно) о профессиональной философии — специальном деле немногих и — говорить о философии как некоторой всеобщей модальности мышления, необходимой и насущной для каждого нормально мыслящего (просто — мыслящего!) человека. Философу всегда необходимо сопрягать — в любом своем размышляющем слове и в каждом произведении — предельную философскую эзотеричность (разговор для посвященных, для философов книги) и исходную философскую вопросительность, разговор и мысль, укорененные в самом элементарном, само собой разумеющемся акте раздумия о своей (!) мысли.

Отвечая на вопрос; "Что есть философия?", необходимо все время отваживаться на парадокс — отстраненно мыслить о том, как Я (именно Я) мыслю — во всей целостности моего — всеобщего (логика!) — мышления. Но кто тогда — этот (второй?) Я, мыслящий о моем мышлении? Сомневающийся в моей мысли?

И еще. Мои сомнения в сути и в возможности философского мышления будут формулироваться в форме догматического утверждения ("философия есть ..."). Но и здесь будут две "хитрости разума". Во-первых, модальность фундаментального сомнения (вероятности) входит в самое определение философии и тем самым будет изнутри содержательно пережигать мою утвердительность. Во-вторых, в отсылках и сносках я буду выходить на реальный историко-философский материал, в размышлении над которым и родилось мое утверждение.

Этот материал (пусть в отсылках) также будет топливом для самостоятельных сомнений читателя. Конечно, исходным останется мое понимание этого материала, этих философских произведений (этих изначальных сомнений).

ОПЫТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

1. Сразу — одно жесткое утверждение.

Философия есть культура размышления о возможности помыслить3 начало бытия (в его абсолютной всеобщности). Размышление о возможности (начала?!) бытия.

Поверну это утверждение еще раз: философ стремится помыслить начало бытия всего, начало самого феномена (ноумена) бытия. Начало своего Я, начало осмысления мира. Еще углубимся в сомнительную непреложность этого первого утверждения: здесь начинается перевертень. Философия — это культура мышления о бытии — до бытия. Но, тогда — о чем это мышление? Ведь мысль всегда о чем-то, о несовпадении мысли и ее предмета?! Это означает, что философия должна определиться как размышление о возможности и о начале безначального и беспредметного мышления. О возможности мыслить изначально... то есть — мыслить до мысли. Теперь вновь затрудним наше исходное утверждение (сомнение). До сих пор, говоря: "возможность" бытия, начало бытия (и мысли), я не вдумывался в эту модальность. Вдумаемся.

Получается, что философская мысль всегда происходит где-то в "промежутке" изначальной мысли и изначального бытия, в том предположительном ("внутри разума") ничто, в котором еще нет мысли (она только возможна, т.е. предполагается бытием), в котором еще нет бытия (оно только возможно, только предполагается мыслью). Философия есть культура всеобщего взаимопредполагания мысли и бытия в их всеобщем, абсолютном начале. В их изначальной возможности. (Nota Bene! — Надо обратить внимание на всеобщность бытия и всеобщность мысли с точки зрения их — впитывающего все подробности и повороты — определения ... Это — все бытие; вся мысль.)

Но обращусь к человеку, способному мыслить философски. Это — способность и насущность стать — в средоточии разума — полностью ответственным за свое бытие, за свою мысль — перед всеми людьми, перед самим собой ... Это — сдвиг в перипетию предельной ответственности и предельной свободы. Без какой-либо возможности ссылаться на "среду", "воспитание"; на бытие до меня, на мысль, осуществленную человечеством до моей (всеобщей!) мысли. И — вместе с тем, поскольку весь этот путь исторического "эпохе" мне надо самому пройти: вспять, "до начала вещей" и — вновь — до своего собственного бытия, постольку философская мысль — мысль действительно предельной всеобщности, историчности и ответственности, но — сосредоточенных в (этом) моем мыслительном акте. Сегодня, сейчас происходящем.

Будем теперь конкретизировать эти исходные определения. Прежде всего, где же коренится сама возможность такого — изначального — философского мышления?

2. Исток философии в соотнесении; сознание — мысль. В сознании (в момент сознания) осознается со-бытие моего Я и мира; единого и многого; и — после всех превращений — мысли и бытия. Это со-бытие в сознании есть их взаимная укорененность и одновременно их (Я и мира, единого и многого)4 несовпадение, разнобытийность. Сознание — исходный момент их распадка, лакуны, взаимосознания. В сознании мысль и бытие... начинают быть для меня. Но сознание — в любых его определениях — во-первых, мгновенно, во-вторых, в сознании событийствующие Я и мир, единое и многое и т.д. — абсолютно действительны, предположены извечными, безначальными. В сознании мысль впервые может очнуться и не может не очнуться, но в сознании (замкнутая в момент сознания) мысль еще не живет. Но — и это существенно для мысли — постоянно рождается. Сознание до ужаса серьезно, не иронично. Для сознания нет возможности. Только мысль — в собственном смысле слова, есть "осознание" (уже не осознание, но нечто иное ... может быть — осмысление?) возможности бытия, возможности со-бытия, иными словами — их укоренение в той странной сфере (или — внебытийном мгновении), где их еще нет, где их взаимопредполагание только возможно. Философия раскрывает особый смысл возможности, как — в настоящем актуальной — возможности ... настоящего (я это определяю как "возможностность", но об этом — ниже). Мышление перенормирует сознание — в мысль — в идее "бытия — возможности" (Николай Кузанский). Мышление всегда несет в себе глубочайшую иронию "как если бы ... бытия".

В отличие от сознания и — в момент сознания — мышление (в пределе "мышление" и "философское мышление" — синонимы) замедленно тормозится, бесконечно задерживается в этом зазоре со-бытия, работает в нем, развертывает средоточие до-бытийного промежутка в детальное логическое движение (в бесконечное логическое развитие, замкнутое "на себя", на точку начала). Начало (до... бытия, до... мысли и — в "самом начале" бытия, в самом начале мысли ...) — это вечный и конкретный (Sic!) домен философии: того "есть ...", что есть бытие только в статусе философского внутри-логического предположения. Для понимания сути философии значимо это продолжительное сосредоточение, торможение, замедленное спиральное движение (развитие понятий) в точке сознания, в атомарном, монадном мгновении начала. Начала бытия. Начала мысли. Начала их взаимоначинания. Мгновение начала бытия раздвигается в философской мысли в длительное бытие начала. Философское "есть…" — это предположение взаимодополнительности (взаимопредположения и взаимоотрицания ...) феноменологически данного "есть" бытия и феноменологически наличного "есть" мысли. Так, если войти в историю философии, такое философское понимание бытия осуществляется в высказываниях типа; "единое есть (существует как ...) многое", — "есть небытие единого"; "многое есть единое", — "есть небытие многого" (формула античности). Или в высказываниях типа — "все есть ничто (происходит ничем...)", "ничто есть все", с оборотом — "все есть небытие ничто", "ничто есть небытие всего" (средние века). Или, начиная с XVII века: "бытие есть мысль", "мысль есть бытие" — с неизбежным перевертнем: "бытие есть не мысль", "мысль есть не бытие". Здесь логически включается нововременное уточнение — "в сущности"... "бытие в сущности есть мысль" (Гегель) или "мысль — в сущности не есть бытие" (Кант). Или в XX веке ... (Но здесь ограничусь многоточием.) Может быть, это — наибольшая странность философии: ее глубинная онтология — это онтология самой элементарной логической связки, — затаенного внутри — логического "...есть...".

Таким образом, только в лакуне сознания (и в ее торможении) возникает и раздвигается философская мысль, как бы переключая идею сознания (извечное со-бытие Я и мира) в идею возможности их со-бытия, т.е. собственно — в идею философского размышления.

Теперь продумаем уже не столько исток философской мысли, сколько ее преимущественную форму, ее собственное бытие. Ее бытие в заторможенном начале бытия (начале мысли).

3. Философия есть — по своей форме — философская логика. Сие означает: это есть логика, т.е. всеобщее определение схематизмов движения мысли, но развернутое (или замкнутое?) в изначальном средоточии, — в вопросительности всеобщей возможности бытия и мысли, как они представлены феноменологически и (или) метафизически. То есть для философской логики возможность ("возможностность") бытия и мысли, возможность их взаимообоснования есть исходное (и конечное) определение, как нечто изначальное, а не "подвешенное" к статуту действительного. Это есть замедленное обоснование (?!) безначального начала (= смысла) всеобщего бытия. Это, кстати, означает также, что, условно говоря, две трети всего написанного философами, всего того, что относится к бытию и мышлению действительному, к бытию реального бытия и к мысли реального мышления есть не философия в собственном смысле слова, но есть вне-философская догматическая метафизика, натурфилософия, философия религии, истинная наука и т.д. и т.п. Детальное понимание философии как философской логики означает следующее:

а) философская логика — это логика искусственно остановленного взаимоначинания мысли — бытием, бытия — мыслью. Только в таком понимании мысль (обоснованная в своем начале пред-положенным бытием) — логична, только в таком смысле логично бытие, обоснованное в своем абсолютном начале — мыслью.

Но это означает:

б) философская логика есть онто-логика: логика бытия (в той мере, в какой бытие исходно — в идее пред-положения — определено мыслью); логика мысли (в той мере, в какой мысль обоснована своим абсолютным вне-логическим началом).

Или, еще парадоксальнее:

в) философская логика есть логика внутри-логического бытия, "наличного" только в сфере ничто (= в сфере возможности действительного бытия и мысли), т.е. в сфере онто-логически значимого "как если бы ...", онтологически осмысленного предположения5. Онто-логика предположения6 в означенном выше смысле и есть — идея философии. (Я уже писал, что тезисы 1-3, по сути — один, но постепенно развернутый тезис.)

4. Теперь возможно дать апофатическое (в этой статье — очень существенное) определение философии.

Вот несколько таких "отрицательных" определений, поясняющих определение конструктивное.

... Философия есть (по определению) не-религия.

Конечно, не в том упрощенном смысле, что философия есть попросту нечто иное, чем религия7. Нет, философ целенаправленно строит все системы в той же самой вопросительной изначальности смысла бытия, что и религия, причем философ всегда развивает свои воззрения в мучительном внутреннем споре, диалоге с ответами и вопросами веры, строит "философемы" как ответы на вопросы религии, как вопросы к заповедям веры. Фундаментальное философское сомнение только тогда философское и только тогда фундаментально, когда это — сомнение в истинах религии. Философия — это религия, изнутри избывающая себя. То есть избывающая себя в самом своем начале.

Правда, исторически, открытое обнаружение фундаментального философского сомнения — краткий переходный момент. Обычно (во вседневной мысли) быстро побеждает вера. Еще более глубоко, твердо, преодолев философские сомнения. Но философия уходит в глубь сознания; погружается в неразложимые ядра мышления, вновь и вновь образует начало "разума культуры". И логически — этот краткий преходящий момент извечен.

Предполагаю также, что религиозное обоснование человеческой свободы воли, ответственности за добро и зло (т.е. их обоснование в Божественном замысле) еще недостаточно и уклончиво вне диалога с философским укоренением свободы и личной ответственности в онтологически значимом и индивидуальном начинании бытия, в разумном выборе и решении смертного человека; быть (хотя бы в схематизме Гамлетова размышления, если говорить о Новом времени). Быть изначально. Быть — в насущности Ты (alter ego). Быть свободным — в своей трагической абсолютной ответственности — за историю, за всеобщее бытие. Быть добрым. Быть — без отсылок к Высшей Силе.

Но посмотрим немного внимательнее. Обнаруживая — собственным умом — исходную предположительность начала бытия (вещей... мира... своего Я...), философская мысль не подменяет верой предположение о безначальном начале, но углубляя разум, впервые формируя разум (не рассудок), — философия, во-первых, замыкает это начало (смысл бытия) на себя, в различных превращениях идеи "causa sui" (или "возможности-бытии" Николая Кузанского), понимает начало длительно самообосновывающим. Во-вторых, этот самотворящий смысл начала раскрывается философским умом в "точке" самообоснования мысли — бытием, бытия — мыслью, в "месте", где их еще нет, где они только предполагаемы, т.е. там, где вообще нет нужды в идее Творца. В-третьих, философская мысль развивает (по-своему в каждой философской системе) целостную онтологию, точнее — онтологику этого возможностного, себя-пред-полагающего мира, не нуждающегося во внеположных — по отношению к Natura naturata — Божественных санкциях, — актуализируя определения индивидуального разума. То есть разума, для которого насущно ино-бытие, — бытие не наличное, даже — не сущее, но именно — насущное. Только в идее насущности бытия (и его смысла) разум есть. Вне смертного индивида, вне особенного индивида, способного из-обретать (= понимать=во-ображать...) возможностное и NB — насущное всеобщее, разум еще не разум, но — поневоле — абстрактное — тождество бытия и мысли. Пусть именуемое Богом8.

Однако каждый раз это происходящее в уме индивида самозамыкание возможностного бытия (вне его перехода в действительность) разрушается сомнением (!) со стороны веры: ведь это только возможность, нечто неопределенное, вечно ускользающее (то ли будет, то ли нет ...). Круг доминантных начал духовной жизни начинается заново. Вне веры человек — извечное перекати-поле ... Затем, сомнение в Божественном (очерченном заповедями культа) первоначале вновь расшатывает истины веры и религиозного опыта: разум еще не разум, лишенный стремления обосновать изначальное начало, замкнуть его "на себя" (см. доказательство бытия Божия в ортодоксальном католицизме, требующем — пусть для опровержения — предположить Его небытие ...). На горизонте опять возникают какие-то вариации философического "causa sui" (бытие как начало и причина и определение самого себя). Вне "спинозизма" (здесь это метафора, годная и для Платона, и для Аристотеля, — и для Идеи и для Формы форм; и для Аквината ...) духовная жизнь снова невозможна. В этом плане, философия есть — всегда — критика мифологического (историчного для данной эпохи) тождества мысли и бытия; и — глубже — есть критика Божественного размыкания идеи "causa sui", — по отношению к бытию мира, по отношению к смыслу человеческого бытия.

В Элладе это — преодоление Мифа. Но и — постоянное пограничье с Мифом (с дихотомией мифа Стихий и Олимпа). В христианской теологии — преодоление безличного "Олимпа" Платоновых Идей и Аристотелевых Форм. И тем самым это — Суммы обоснований Божественного первоначала (уже у Плотина и Прокла возникает отрицание предельности "Формы форм"). В Новое время — преодоление идеи Божественного первоначала в онтологически понятой собственно Спинозовой "causa sui"9.

В XX веке — это ... (пока о XX веке говорить не буду)10. Только надо помнить, — когда я говорю о "преодолении" (каких-то истин религии) — это спиральный постоянно восстанавливаемый процесс, мучение идей...

Далее:

... Философия — это (по определению) не наука, точнее и обобщеннее — "не теория"11. Если теория (в самом широком смысле, включающем и античную, и собственно научную формы) движется внутри эпистемы, снимая вопрос о началах бытия и мысли как запрещенный, чисто метафизический вопрос, или как строго конвенциальную проблему, то философия начинается там, где самодовольство дедукции или логики определения, или схематизм "эманации" кончаются, где насущно внимание именно к запрещенным вопросам, вне которых и дедукция, и логика определения, и лествица эманации неосновательны, взяты "на веру". Философия вновь укореняет — уже в новых формах и поворотах (иначе, чем в схематизме философия-религия) фундаментальное и конструктивное сомнение в началах и в действительности извечного и всеобщего бытия, как оно представлено в теории. Культура такого сомнения в основательности теоретического движения (вывода, дедукции и — экспериментальной проверки) и есть собственное дело философии. Это означает, прежде всего, что философия целенаправленно сомневается в достаточности — для теории — необходимой доказательной и опытной верифицируемости, воссоединяя логические и внелогические (Праксис) критерии истинности (характерные для той или иной культуры), обращая — если остановиться в Новом времени — средоточие эксперимента в монаду самообоснования (и самоизменения) разума. Философия — это теория, избывающая себя изнутри. Доводящая себя до своего преодоления.

В античности это — фокусирование опытной очевидности, внимательности к живому бытию вещей — в умозрение внутренних форм (эйдосов).

В средние века — сосредоточение опыта толкований и уточнений Слова (от Евангелия до "цехового устава") в подвиг уникального, неповторимого мастерства. Авторства. В этом подвиге личность может расслышать во всеобщей бытийной орудийности и порожденности — изначальный Замысел.

В Новое время это — связка-перевертень: реальный эксперимент — эксперимент мысленный — самообоснование философских начал науко-учения.

В XX веке ... Снова ограничусь отточием (впрочем, я все время говорю о XX веке). Такое же отточие относится к не-теории (= философии) Востока, для серьезного разговора о котором необходимы специальные знания...

И еще одна грань апофатического определения.

... Философия — это (по определению) — не-искусство. Сопряжение и взаимоограничение философии и искусства есть третья необходимая пограничная сфера понимания сути философии. Философия, так же, как искусство, есть порождение (феномен и — исток) возможного бытия, как бытия "сверх-действительного" есть сфера из-мысленного бытия (можно сказать, что и в философии — как в искусстве — воображение обретает смысл разумения, т. е. — во-ображения всеобщего бытия...). Но определение философии, вместе с тем, "отрицает" искусство, есть форма его преодоления, поскольку в искусстве раскрывается всеобщность особенного, этого "произведения", этой личности; в философии — раскрывается особенность всеобщего (бытия, исходно определяемого как всеобщее и единственное). Здесь — в философии — раскрывается всеобщность (самостоятельное бытие) моего разума. Уже — не личностного, но — извне обращенного на личность, и в этом смысле — анонимного, хотя личностью философа (и только ею) актуализированного.

Извечное дело философии заключается в том, чтобы обращать эстетическую, художественно воплощенную "горизонталь" общения личностей (именно — личностей, т.е. индивидов, общающихся на грани последних вопросов бытия) — в невозможную онтологическую "вертикаль", — т.е. в общение моего индивидуального ума с моим — мною из-обретенным — всеобщим разумом — в общение моего смертного этого бытия — с моим насущным (для меня насущным) всеобщим изначальным бытием, — самобытием мира. Бытием не-воображенным. На-сущным. В этом обращении абсолютное воображение ("имагинативный абсолют" Я.Э.Голосовкера)12 сосредоточивается и переплавляется в абсолютный разум, в пафос понимания. В философском разуме возможностное (во-ображенное) бытие есть, — понимается как извечное и внеположное разуму, — но не воображается. Иди, как в логике Гегеля: разум — в идее метода — внеположен самому себе. То есть снова философия — это искусство, само избывающее себя, — в самих своих началах, в своем онтологическом пафосе.

Но это обращение обратимо.

Искусство обращает эту — разумом этой культуры выстроенную — "вертикаль" — в "горизонталь" личного общения, в плоть реальных художественных произведений. Причем каждое такое обращение изначально. Однако в искусстве всегда сохраняется, уходит в подтекст и укореняется исходное (?) предположение философской вертикали13. Художественное произведение — в эстетическом пафосе данной культуры — вновь и вновь обращает всеобщность разума (этой культуры) — во всеобщность художественного воображения (речь, конечно, не идет о мере осуществления). Но и в философской мысли всеобщий разум также несет в себе свое "заподлицо" — скрытую всеобщность воображения. Философский разум неявно под-разумевает — как свою предпосылку — всеобщее бытие в пло( т)скости художественного произведения. (В XX веке эта тайная работа разума становится явным предметом философского размышления.) И все же. Основная эстетическая работа мысли (автора и читателя) и основное эстетическое наслаждение всегда возникают и существуют в сознании (эмоции включены в эстетическое осознание) того, что — воображенный художником и — вместе с тем — угаданный, как извечно, — где-то за седьмым небом существующий — мой мир — есть только и исключительно пло(т)скость произведения: полотно и хаос красок; обломок камня; гармоническое сочетание звуков; причем бесконечная, извечная художественная (шекспировская или — пушкинская) вселенная — под взглядом зрителя — кругами расходится, порождается из жестких рамок "полотна" (и — остается "внутри" этих рамок). Предполагаю, что ясно, — столь же существен обратный вектор художественного наслаждения, — осознание извечности и угаданности воображенного и воплощенного художником мира ...

Основная философская работа мысли и основное мыслительное наслаждение (автора и читателя) всегда осуществляется в процессе безвозвратного осмысления того, что за потоком воображения, предположения, логических начал и логических следований, за порогом книги — открывается, актуализируется реальный или — сверх-реальный мир, как он есть, или еще глубже — как он возможен "в себе", но с непременным условием (обратным искусству), что все следы воображения стерты, невозвратно забыты, "леса" изобретения отброшены. Рамки "произведения" сведены "на нет", ушли в нети ... Если не считать мгновенного (в прочтение и в текст включенного) начала встречной, спорящей работы читателя-философа, вымысливающего столь же всеобщий и столь же бесконечно-возможный мир, существующий, впрочем, только на грани с исходным философским миром, только в их взаимопредположении. В философской мысли (в отличие от поэтики) возможность, предположительность полностью перемещается в сферу определений самого бытия, навсегда покидая сферу мастерства, домен субъективной мысли14.

Правда, опасный и соблазнительный запашок художественной изобретаемости остается (и должен оставаться) на самом донышке даже наиболее понимающих философских систем. Но это уже отступление.

Сейчас надо подчеркнуть иное. И эстетическая и философская мысль существуют только во взаимопредполагании и взаимоотталкивании.

Орган такого взаимоопределения разума и — воображения (в их абсолютном смысле) — идея предполагаемого бытия. Вне внутренней художественной эстетической предполагаемости ("как если бы") бытие насущное, порождающее философскую мысль, превращается в бытие наличное, сущностное (в теории) или - становится объектом веры — как бытие сверхсущее, Бытие Бога15.

* * *

Если теперь логически повернуть эти три схематизма (философия — не-религия; философия — не-теория; философия — не-искусство), возможно сказать так: апофатический смысл философии — это смысл всеобщего антиредукционизма, точнее — не-редукционизма. Философия всегда ориентирована "против" сведения мысли — в ее началах — к ее причинам, основаниям, корням, истокам, вне исходной мысли лежащим. Философия (по определению) есть отвержение редукции мысли: к экономической причинности, к историческим условиям, к дедуктивным основаниям (идущим в дурную бесконечность), к космической или Божественной Первопричине, к мифологическим архетипам, к телесным, языковым, экзистенциальным, сексуальным предпосылкам. Причем философия каждой эпохи есть "нередукционизм" особого историческо-всеобщего толка.

Вне этих (и всех других возможных) редукционистских сведений и объяснений феномен мысли есть "перекати-поле", но суть мысли — это и выясняет мысль философская — состоит в том, что она, причинно возникшая мысль, — растет "корнями вверх", переосмысливает и заново формирует собственные основания, выходит в сферу, в которой причинно-следственное или теологическое рассуждение оборачивается размышлением смысловым. Философическая мысль существует (впервые становится) в предположениях вечного, бесконечного, только возможного, изначального бытия. Или еще так: философскую логику возможно определить как обоснование невозможности редукции (вспомним идею начала). С соответствующими изменениями это относится к культуре в целом, к смыслу, ответственности и свободе человеческого бытия.

... Не буду говорить сейчас об иных пограничностях, скажу только, что в этих гранях развивается сам смысл философской мысли; эти грани не внешние для философии, она — помимо этих пределов — вообще не существует, невозможна.

5. Но у философии есть и внутренние грани и пределы, позволяющие дать философской мысли еще одно (уже не апофатическое, но ...) позитивное определение. Философия — это логически, точнее — онтологически осмысленная и представленная — история философии. В этом смысле, истинная философия (но не ее редукция к другим формам духовной деятельности) всегда включает в себя в качестве всеобще-особенных определений (философских миров) все действительные и возможные философские системы. Философия — это одновременное со-бытие "философий" (вне этой со-бытийности еще не философий) — Парменида — Платона — Аристотеля — Прокла — Плотина — Августина — Аквината — Николая Кузанского ... Декарта — Спинозы — Лейбница ... Канта — Гегеля ... Когена — Гуссерля — Хайдеггера... (и бесконечного множества возможных философских всеобщих онто-логик). Вне этого общения и вопросно-ответности, без этого бытия на гранях иной (столь же всеобщей философской) мысли философия еще не философия, она теряет необходимый статус особенного всеобщего. Утрачивает свой язык. В этом смысле философия (как история философии), история философии (как философия) вневременна, исторического восхождения и прогресса не имеет. Каждая философия — новая форма суверенной личностной актуализации бесконечно возможного бытия (и мышления) и — тем самым — новая форма "Зазеркалья" иной философской онто-логики.

И именно в этих пограничьях философия реально и "логически" конкретно, артикулировано входит в сферу начала, в сферу возможностного бытия, то есть обретает свою собственную форму.

Реализация истории философии как философии может, в свою очередь, осуществляться в разных формах: скажем, в формах гегелевского "развития (и — "снятия") понятий" и их целостного восстановления на последних страницах гегелевской Логики, в сфере Идеи и Метода. Или — в идее "диалога логик".

Но это уже иная, хотя и крайне существенная проблема. И прежде всего — это проблема философии как Философского факультета, философского образования.

* * *

Но что я все о "философии"... Пора снова перевести все эти определения в экзистенциальный план, пора сказать о философе.

Философ — человек, сосредоточенно думающий о том, как возможно бытие, изначальное бытие всего...

Философ — человек, стремящийся мыслить изначально, как будто он — первый мыслящий ... Как будто он должен заново обосновать всю историю и все логические сдвиги человеческой мысли ...

Философ — человек, постоянно (это — трагедия) сдерживающий и развивающий свою мысль в узком и сжатом "распадке" того Ничто, в котором и бытие, и мышление только еще возможны, то есть их еще нет.

Философ — человек, мысленно общающийся с философами (просто — человеками) иных эпох и культур, как со своими современниками и собеседниками, мыслящими столь же изначально и всеобще. Причем это общение сквозь и через века есть для философа смысл его собственного мышления и бытия...

Философ — человек, трагически сомневающийся там, где сомневаться невозможно и запрещено: в религиозных первоначалах, в научных основаниях, в действительной онтологической мощи художественного воображения, Это — человек, отвергающий причинную безответственность ("Рок!", "Кровь!", "Экономика!", "Власть языка!", "Власть пола!", "Среда!", "Власть космоса!") своих поступков. Это, по замыслу, — увы, редко по исполнению, — человек, разумом утверждающий свою целостную, метафизическую ответственность и свободу своего индивидуального бытия. Своего — насущного! — общения с другим Я.

Философ — человек, разум которого — индивидуальный (уникальный; неповторимый) — по-особенному всеобщ, актуализируя одну из бесконечных возможностей бесконечно-возможного бытия. Или, иными и более точными словами; это человек, разум которого сознательно культивируется как разум общения (со-бытия) — с каждым иным, столь же всеобщим и столь же индивидуальным и неповторимым разумом — то есть бытием, смыслом бытия! — другого человека. Других людей.

Быть философом — очень трудно, почти невозможно. Но стремление к такому — философскому — разумению — это одно из определений каждого человека, одна из форм ответа на вопрос: "Что есть человек?", Теперь снова к философской прозе.

6. В пятом тезисе я уже стал открыто обращать мое понимание того, что есть "философия вообще", философская мысль "по преимуществу" (конечно, это мое понимание) — в определении "моей философии", в понимании основного — как он мне представляется — пафоса философской мысли конца XX века. Сейчас об этом невозможно говорить детально, но наметки исходных определений необходимо представить, хотя бы для того, чтобы признаться в авторской редакции всех предшествующих определений. Признаться в той "точке зрения", с которой была рассмотрена и история философии, и сама суть философской мысли. Итак.

Основной поворот внимания, задающий новую возможность понять "Что такое философия?", осуществляется в XX веке на грани между "философской логикой наукоучения" и "философской логикой культуры". В Новое время (XVII-XIX) философская логика развивалась (в самых различных вариантах) как логика Разума познающего, как онтология мира "познаваемого", то есть обнаруживающего свою "сущность". (В кантианских, или откровенно иррационалистских вариантах возникало отрицание всеобщего разума именно в той мере, в какой он был синонимичен разуму познающему.)

Но в пределе своем, в логическом переходе XX века "логика наукоучения" обращается в "логику культуры". Мы (группа "Архэ") развиваем и обосновываем онто-логику всеобщего и изначального бытия "как если бы...." оно было, актуализировалось и понималось как произведение культуры. Это означает, что "по ту сторону" всеобщего, извечного бытия предполагается иной всеобщий разум, иные всеобщие разумы (реально осуществленные — в античности, в средние века, в Новое время, на Западе, на Востоке; и — бесконечно возможное) — соавторы и читатели бытия, понятого и актуализированного как произведение. Соответственно, диалог логик понимается как предельное осмысление диалога культур. Все, что я говорил в тезисах 1-5, это есть реализация такого подхода.

Еще основательнее: согласно нашему пониманию в XX веке философская логика, то есть логика пред-полагаемого бытия (см. предыдущие тезисы) впервые прямо обосновывается и понимается — в самых различных философских системах, но также — на пределе научно-теоретической интуиции — как онтологика бытия бесконечно-возможного, — как онтология мира, который всегда возможен и никогда — действителен. А поэтому онтологичен. Выход на идею Аристотелевых "предположений" (в сфере перво-сущностей) получает в XX веке — в философии культуры — собственно онтологическое оправдание ... Бытие, именно тогда и в той мере, в какой оно есть — "только" еще возможно. Бытие, понятое в своем всеобщем смысле, — догадывается XX век — есть — извечно — канун собственного бытия. Бытие есть — сегодня, сейчас, в это мгновение — нечто, еще не наступившее, "возможностное" (да простится мне этот упрямый неологизм), причем — "бесконечно-возможностное". ("Как если бы" это было произведение культуры, всегда существующее накануне своей актуализации в общении "автор-читатель ...") Каждая философская логика, разум каждой уникальной культуры во взаимном общении с иной культурой актуализирует — во всеобщность — этот мир культуры (античной или средневековой, или нововременной ...). Очерченное понимание бытия как бесконечно-возможного — есть понимание, отвечающее, — как я предполагаю, — интенциям мысли XX века.

В XX веке философскую идею бытия, философское "есть ..." удается уловить и понять не только на грани с персонально иной философией и не в бесконечном отодвигании вне-логического бытия в "дурную бесконечность" (как это было в прошлые эпохи); они понимаются — действительно и осознанно — в самой "середке", в сердцевине собственно философских определений, в промежутке философских культур. Вне-логическое начало смещается в современной философской логике (в идее произведения культуры, в котором всегда воображен "мир впервые") в самое ядро логических структур и может быть впервые понято не в дедуктивном и (или) метафизическом осуществлении, но именно в своей возможностей детальности. Причем, это начало (эта сфера значимого небытия) получает своего рода логическую архитектонику "самозамыкания", которого было лишено спинозовское "causa sui" (неизбежно понимаемое как мгновенный акт, в котором мысль редуцировалась к сознанию и (или) проецировалась на какие-то формы "эпистемы" ...). В XX веке полное и конкретное развитие дедукции — особенно в ее математико-логическом варианте (см. парадоксы теории множеств или трудности в связи с теоремой Геделя) замыкается — на исходное логическое "начало" (мега-понятие).

И — тогда — существенное возвращение к моим исходным определениям. Когда я утверждаю, что "философии вообще ("любому философу") нечто свойственно", то этот выход к всеобщему имеет совсем особенный, XX веком продиктованный смысл. Это не смысл "обобщения" по схеме: разные философы различных эпох очень многим отличаются, во многом противоположны, но если отбросить все их отличия, то в остатке будет то, что присуще любому философу, философу "как таковому".

Нет, в основе моего понимания всеобщего лежит другой схематизм, исподволь насущный мысли XX века: это схематизм общения всеобщих философских (логических!) систем. Общее для всех философов, для всех философствующих умов лежит на грани вопросно-ответного сопряжения, определяется диалогизмом их "непохожести". Не надо ничего исключать. Определение "философии вообще" — это определение современного, единовременного общения "на грани", в точках перехода и взаимоопределения всех философий мира.

Но именно "на грани", именно "в точках перехода". Вне формального обобщения и вне "металогики".

Это и есть то общее (всех философий), что насущно нашему веку. Определить, "что есть философия вообще", означает — в концепции "Архэ" — определить всеобщий схематизм общения (взаимообоснования; взаимовопрошания; взаимоотрицания; диалога) философских систем или — точнее — энигм (загадок...). И — уже возникших, и — еще только возможных.

Пока — достаточно.

Вот — совсем вкратце — тот угол зрения, под которым рассматривается смысл философии. Это было авторизованное определение философии, хотя и "запрятанное" в форму обобщения.

Но здесь возникает одна существенная проблема.

Речь идет все о том же "угле зрения". Само собой разумеется, что философская мысль XX века далеко не сводится к представленной здесь "философской логике культуры". Конечно, — и это насущно самой идее философствования — для автора (этой статьи) предложенная философская система представляется всеобщей и ключевой. Но, все же... Как один из участников духовной жизни в канун XXI века я прекрасно понимаю, что это не так, и моя претензия на всеобщность отступает перед здравой мыслительной иронией.

Реальным углом зрения на всеобщее понимание того, "что есть философия", оказывается сегодня реальный диалог (общение) современных многоразличных философских систем, во всем их разногласии и взаимовопросительности. Но я все же предполагаю, что в предложенном подходе (если, к сожалению, "стесать" самые острые угла) есть некий интеграл такого диалога, такой общей доминанты современного мышления.

Это:

Во-первых, кризис разума познающего как единственного синонима всеобщего разумения; обнаружение зазора между пониманием и познанием. В самых различных формах раздумье над этим зазором обнаруживается в философии Дильтея и Риккерта, Гуссерля и Хайдеггера, Гадамера и Ортеги-и-Гассета...

Во-вторых, — та или иная форма понимания, что мышление прошлых эпох не "снимается" в современной мысли, но участвует в ней во всей своей самобытности и неснимаемости. У Хайдеггера — это современность досократиков; у Гадамера — диалог с Платоном, Кантом, Гегелем; в русской философии Серебряного века — живое общение с истоками христианства; у структуралистов — тщательное изготовление формальной матрицы такого всеобщего общения логик.

В-третьих, включение внелогического бытия в самое нутро философских концепций, исходя из непоглощаемости и неассимилируемости бытия — мыслью. Будь это различные варианты "философии жизни", отдельные формы экзистенциализма, и — на совсем другом полюсе — диктат языка над мыслью.Э

В-четвертых...

Впрочем, для напоминания — достаточно. Существенно было лишь очертить особенные возможности для ответа на вопрос — "Что есть философия?"- насущные в XX веке. (Сейчас я не касаюсь сложного переплета западной и восточной философской мысли, также крайне существенного для разговора о смысле философствования.)

7. Если теперь, после всех этих специальных философских уточнений, вернуться к исходному наивному вопрошанию начинающего философа (правда, но тут уж ничего не поделаешь, — в контексте идей XX века и — с трудом — преодолевая груз собственных многолетних сомнений), то возможно сказать так.

Философия — форма размышлений о начале бытия.

Философствуя, то есть размышляя о начале бытия, человек преображает свой индивидуальный ум в разум, по-особенному всеобщий и, вступая в общение с иными, столь же индивидуально-всеобщими разумами, актуализирует одну из бесконечных возможностей бесконечно-возможного всеобщего бытийного смысла. В философских произведениях этот процесс происходит сосредоточенно, замедленно, целеосознанно. Это и есть философия, в более строгом смысле слова.

самое ОСНОВНОЕ, НО...

Здесь начинается самое основное: подробности философских систем, то есть их энигматическое (загадочное) взаимовопрошание и взаимоначинание ... Раскрывается и углубляется взаимонасущность индивидуально всеобщих смыслов бытия. Взаимонасущность и одновременность культур. Попросту говоря — человека и человека.

Или, совсем в ином заходе:

"... Все наше достоинство — в способности мыслить. Только мысль возносит нас, а не пространство и время, в которых мы — ничто. Постараемся мыслить достойно. В этом — основа нравственности" (Блез Паскаль).

Философия — развитая культура способности мыслить.

Но философия есть также жажда этой культуры мыслить, жажда философской речи, голод по общению философствующих умов — в перипетиях вынужденного молчания, или в ситуации разговора о философии на языке вызывающе не-философском — языке здравого смысла (вообще-то, очень почтенной вещи, но в иных условиях). В такой ситуации, вполне обычной для XX века, когда приходится философски отнестись к позитивизму (в различных его вариантах), исходные определения философии приобретают новый — необходимый — смысл, могут быть повернуты и поняты под новым, более острым углом зрения.

Поэтому во втором очерке я постараюсь выстроить возможное пространство философского диалога, начиная с того "места", где такой диалог принципиально невозможен, но, следовательно, философские начала, сформулированные в очерке первом, должны быть поняты уже не как наличные и интуитивно ясные, но в мучительном напряжении насущных превращений мысли, насущных, чтобы речь стала философской.

II. ОПЫТ КРИТИКИ

(Заметки о статье Карла Поппера "Что такое диалектика?")

В этом Втором очерке я не буду специально развивать и разветвлять позитивные (и "апофатические") определения философии. Здесь я постараюсь обнаружить неизбежность своего рода "кислородного голодания" философской мысли там и в тех случаях, когда философ стеснительно отказывается (или — стремится отказаться) от тех исходных, парадоксальных начал философии, о коих шла речь в первом очерке. О, вторичные признаки сохраняются (хотя с некоторой дозой стеснения). Но вот без первичных (ладно, не буду развивать это рискованное сравнение)...

В качестве повода возьмем статью Карла Поппера "Что такое диалектика?". Это толковый повод по двум причинам: во-первых, пафос сознательного отрицания "первичных признаков" философии (см. Очерк первый) резче всего и откровеннее всего раскрывается именно в позитивизме; во-вторых, Карл Поппер жестко берет быка за рога — он пытается лишить философского мужества — наиболее характерное детище философской логики — диалектику. Впрочем, для меня — это известно по Первому очерку — диалектика должна в XX веке оспорить самое себя и принять форму диалогики. Но сейчас отвлекусь от собственных пристрастий и просто покажу участь философии, лишенной философских начал.

Итак — к делу.

В предлагаемых заметках исходное вопрошание "Что есть философия?" будет смещено в неожиданную сферу. Смысл философии должен будет — по замыслу — стать настоятельным в попытках наметить поле взаимопонимания, философского общения между Поппером и Гегелем, то есть наметить поле реальной проблематики: диалектика позитивизм. Надо сказать, что сам Поппер сделал все возможное, чтобы свести на нет это поле взаимопонимания. Если прочитать "Что такое диалектика?" отдельно и "Логику" Гегеля — отдельно, то — предполагаю — они предстанут существующими в совсем различных измерениях; это будет диалог глухих.

Поэтому для начала придется очертить, но затем и преодолеть обширную и тяжелую полосу отчуждения. Вот как Поппер сооружает эту полосу:

Разъясняя смысл диалектики, Поппер сводит ее к "триаде"; триаду истолковывает как бессодержательный формализм; этот формализм понимает как ослабленный вариант "метода проб и ошибок" ("...научного метода"); метод проб и ошибок отождествляет с "истинно научным" способом испытания научных теорий; испытание научных теорий оказывается внутренней сутью... философии. В системе таких редукций и осуществляется попперовская критика диалектики.

Но начнем с целостного (еще не редуцированного) философского контекста диалектики (во всяком случае, как он представляется в истории философии). —

1. Диалектика (в любой ее форме, поскольку Поппер ведет речь не только о диалектике Гегеля, но о диалектике "вообще") предполагает, по меньшей мере, такие философские исходные установки:

— Диалектика есть форма категориального развития мысли, необходимая для логического движения в любых предметных понятиях, коль скоро они соотносятся (возьму этот мягкий термин) с... количеством — качеством; сущностью — явлением; формой — содержанием; действительностью — возможностью... и — тем самым, вообще "понимаются".

— Диалектика есть форма стягивания всех категориальных разделений, связей, переходов, отождествлений, противоречий в единую систему категорий (для Аристотеля — как граней первосущего бытия; для Гегеля — как моментов понятийного развития Идеи...).

— Диалектика есть форма "сопряжения" (не буду сейчас уточнять, в каком смысле) относительно самостоятельных линий размышления, рассуждения, аргументации, — характерных для отдельных теоретических систем, для особенных субъектов мысли; короче — есть форма логически корректного разговора, диспута.

— Диалектика есть форма мышления, обосновывающая логические начала, исходные основы позитивной логики; форма мысли, работающая — в сфере всеобщего — в статусе предположений. Далее я расшифрую некоторые из этих тезисов.

Со всеми необходимыми уточнениями, изменениями, перестановкой ударений, смысловыми наполнениями, такое понимание "диалектики" свойственно и Платону, и Аристотелю; и Абеляру, и Фоме Аквинскому, и Николаю Кузанскому; и Спинозе, и Канту, и Гегелю; и Гуссерлю, и Хайдеггеру и всем традициям философской мысли. Конечно, на исходные вопросы: какова связь категорий? о чем суть предположений? в чем состоит действительная логика философского спора? какие начала мысли следует (хотя невозможно) обосновать? и т.д. и т.п. — ответы будут совершенно различными, но проблематика диалектики всегда оставалась одной и той же. Только в этом контексте может работать (и пониматься) любой схематизм диалектики, в частности — триада.

Карл Поппер проходит мимо всей этой проблематики, и поэтому он напрямую отождествляет диалектику с упрощенной, обессмысленной "триадой".

Сформулирую это резче — как сквозной тезис всего последующего изложения. — Отсутствие осмысленного философского контекста — вот что делает невозможным для Поппера и позитивизма в целом — плодотворный спор с гегелевской диалектикой. Этот спор возможен только после устранения "полосы отчуждения". Но позитивизм сам по себе устранить эту полосу не в состоянии. Теперь — непосредственно о Поппере и "триаде".

2. Карл Поппер понимает "триаду" (для него это тождественно диалектике) так:

"...Сначала — идея, теория, или движение. Это можно назвать "тезисом". Такой тезис скорее всего повлечет за собой противоположение, ибо подобно большинству вещей в мире, не лишенный слабых мест, он будет иметь ограниченную ценность. Противоположная ему идея, или движение называется "антитезисом", в силу своей направленности против первого — "тезиса". Борьба между тезисом и антитезисом продолжается до тех пор, пока не будет найдено (?— В.Б.) решение, которое в определенном смысле (? — B.Б.) выходило бы за пределы тезиса и антитезиса, признавая при этом относительную ценность того и другого и пытаясь сохранить их достоинства и избежать их недостатков. Это решение, которое является третьим шагом, называется "синтезом"...".

К сожалению, в этом разъяснении — за исключением слов "тезис", "антитезис", "синтез" — нет ничего общего с идеей, в особенности в гегелевском смысле. Перечислю хотя бы несколько моментов такого — "ничего общего".

Во-первых, тезис и антитезис триады (по идее Аристотеля или Гегеля) вовсе не возникают откуда-то извне теории, как чертики ex machina, и не сосуществуют как некие индикаторы "слабых мест" и изъянов друг друга. Это — моменты (переходы) развития одного понятия (соответственно — теории), но — сие NB — в ее категориальном — логическом — осмыслении. Скучнейший "пример" с "качеством — количеством — мерой" (в разделе категорий бытия) здесь — несмотря на его изъезженность — вполне представителен; во всех теориях: от Евклидовой геометрии до квантовой механики (каждый раз — в своем особом предметном содержании).

Во-вторых, синтез вовсе не есть взаимная индульгенция "относительной ценности" (см. Поппер) тезиса и антитезиса, с сохранением их "достоинств" и очищением от их "недостатков". Ни тезис, ни антитезис вообще не могут быть поняты через "достоинства" и "недостатки". Это слова "из другой оперы": из внешнего сопоставления отдельных теоретических утверждений, взятых поодиночке и по отношению к наличным "фактам". Речь в триадном синтезе идет о другом. Синтез — это обнаружение высшего тождества тезиса и антитезиса в некоей новой теоретической структуре, предполагающей взаимопредположение, взаимополагание, взаимоотрицание и тезиса, и антитезиса. Причем такая теоретическая структура необходимо имеет форму нового понятия. Скажем, в материале современной физической теории: в понятии микрообъекта как синтезе возможностей быть частицей и волной; быть определенным как волна и частица... Или — в понятии "состояния" как синтеза возможностей быть определенным в понятиях пространственных и (что исключает первое определение) в понятиях импульсных. И т.д., и т.п.

В-третьих. Это я подчеркиваю вновь и вновь; как ни отнестись к идее триады (принимая ее или отвергая), — смысл ее состоит в схематизме внутреннего тождества (=логического обоснования) одной теории — во всех метаморфозах ее движения и строения, но совсем не в какой-то внешней критике взятых "на пробу" (?) отдельных теоретических утверждений, вырванных из единого логического контекста. Вообще, как ни странно, в размышлениях и разъяснениях Поппера нет ни слова о логическом развитии теории, о логике ее внутреннего обоснования и вывода, хотя весь схематизм триады говорит только об этой логической ситуации.

Наконец, в-четвертых, — хотя об этом я говорил все время (и далее еще скажу более развернуто) — в триаде речь идет не о научной теории как таковой (и об ее внешнем сопоставлении с "фактами"), но о научной теории в ее философско-логическом, в частности, — категориальном осмыслении. Исключительно об этом. Для Поппера триада относится именно к научной теории (в ее позитивном, если не позитивистском определении), а философская "теория" понимается лишь как частный случай теории научной (образца XIX века). Такая модальность триады совершенно исключает взаимопонимание Поппера и Гегеля или — Поппера и Аристотеля, совершенно исключает продуктивность критики гегелевских триадных построений (см. ниже). Эти построения, конечно, возможно (и на мой взгляд, — необходимо) критиковать, но только после того, как уточнен предмет разговора. До такого уточнения понятий любая критика диалектики неплодотворна.

Впрочем, и архитектоника собственно научной теории: в точках ее возникновения; в узлах доказательства; в замыканиях взаимопревращения — все это в схеме Поппера также начисто исчезает. К этим упрощениям попперовского понимания диалектики я сейчас перейду.

3. В контексте собственно научном Поппер сводит уже ослабленный вариант "триады" — к частному случаю "метода проб и ошибок", предлагая сам этот метод (проб и ошибок) в качестве основ всеобъемлющего испытания научной теории.

Немного об этом отождествлении.

Напомню слова Поппера:

"Этот "метод" (проб и ошибок. — B.Б.) вкратце может быть описан следующим образом. Столкнувшись с определенной проблемой, ученый предлагает в порядке гипотезы (? — В.Б.) некоторое решение, теорию (? — В.Б.)... Теорию подвергают критике с самых разных сторон (? — B.Б.), чтобы выявить те ее моменты, которые могут оказаться уязвимыми (? — В.Б.). Проверка же теории достигается посредством как можно более строгого испытания (? — B.Б.) уязвимых мест (? — B.Б.). Это, конечно, вариант метода проб и ошибок. Теории выдвигаются в качестве гипотез и тщательно проверяются (? — В.Б.). Если результат проверки показывает, что она (? — B.Б.) ошибочна, то она элиминируется. Метод проб и ошибок есть, по существу, метод элиминации. Его успех зависит ... от трех условий...: предлагаются достаточно многочисленные и оригинальные теории, предложенные теории достаточно разнообразны и проверки строги" (? — В.Б).

Теперь расшифрую поставленные (в скобках) знаки вопроса.

"Ученый предлагает в порядке гипотезы некоторое решение, теорию..." Очевидно, что коль скоро "тезис" и "антитезис" понимаются Поппером как гипотезы, следует поставить вопрос — что есть — логически — гипотеза? Как она относится к "телу" имеющейся теории, или к корпусу предшествующих догадок? Что означает "ученый предлагает"? Есть это "предложение" некий вывод, некое превращение предшествующих положений, или некое предположение "ad hoc"?

Далее. Через запятую стоят слова — "решение, теория...". Какой смысл имеет здесь понятие теории? Есть ли это просто-напросто сумма неких предположений о действительности? В чем состоит логическая связка ее (теории) положений и понятий? Носит ли теория логическую форму понятия (мега-понятия), или — суждения, или — умозаключения? Или — системы умозаключений (замкнутую, открытую?). В чем состоит сопряжение внутреннего (внутри-логического) критерия истинности теории и ее внешнего критерия — соответствия некоей предметной ситуации? Известно, что вне этого сопряжения (кстати, — в чем его логический статус?) нельзя говорить об истинности теории, даже — об ее существовании. Но поскольку отношение "тезиса", "антитезиса" и "синтеза" относится Поппером именно к теории как целому, то без ответа на эти исходные сомнения — критиковать или принимать идею диалектической триады бессмысленно.

Но продолжим наши уточняющие вопросы.

"Теорию подвергают критике с разных сторон..." Что означает такая "посторонняя" критика, критика вчуже? В какой мере критика теории может осуществляться извне, будет ли такая критика "со стороны" логическим развитием данной теории, развитием ее понятия? Что означает проверка "уязвимых мест" теории? Это — логически уязвимые "места", то есть пробелы в логическом обосновании, выводе, доказательстве и т.д., или это — те "места" (?), в которых теория соприкасается с фактами действительности, но тогда как установлены эти всевластные факты? Эмпирическим видением действительной сути дела? Мысленной элиминацией чувственной видимости? Или... Но вопросы к тексту статьи Поппера возможно ставить бесконечно. Я привел лишь несколько из таких недоумений, пытаясь применить к его тезисам строго "позитивистский" критерий точности понятий, корректности логических определений и т.д. Если взять утверждения Поппера на испытание логической строгости, то вся его критика Гегеля будет основана на расплывчатости и неопределенности, то есть на тех грехах, которые наш автор особенно строго — и поделом — осуждает.

Но будем далее вести критику попперовской критики более содержательно, отложим — пока что — в сторону — логический пуризм и вдумаемся в проблемы, которые — независимо от того, корректно ли их обсуждает Поппер — действительно значимы.

4. Здесь прежде всего существен такой момент. — Если вдуматься, все наши логические уточнения относились к одному тезису Поппера — к пониманию "метода проб и ошибок" как внешнего и только внешнего — критерия истинности теорий. По сути дела Поппер берет в основу своего основополагающего метода хорошо нам известный критерий практики, только в эклектическом, здравосмысленном варианте: в форме "использования", как ответ на вопрос — "возможно ли данную теорию применить к делу". Для чего использовать? Это уже не столь важно. Ну, к примеру, применить математику для какого-то технического инженерного расчета. Но в таком пользовательном варианте полностью исчезает внутренняя самокритичность, рискованная логика Праксиса, столь существенная, кстати, в Марксовом понимании "предметной деятельности". (Впрочем, и в Марксовой теории самокритичность критерия практики не доведена до действительно философского предела, а идея "самоустремленности" предметной деятельности оставлена на пол-пути. Но это уже иная тема16.)

И еще одно соображение в этой связи. Метод "проб и ошибок" разрывает испытание теории на отдельные дискретные моменты. Одна проба; вторая проба; третья проба... Так — в дурную бесконечность. Логическая связь между "пробами" оказывается принципиально элиминированной. Мысль должна двигаться прыжками, произвольными перескоками.

Чтобы уяснить действительные основы "философии Праксиса", пойдем глубже. Рассмотрим, на мой взгляд — самое "уязвимое место" в попперовских сведениях, редукциях. Я имею в виду подразумеваемое тождество научной теории и философской энигмы. Ведь ясно, что если отождествить философию (и философскую логику) с научной теорией Нового времени, то возможно — со всеми внесенными выше уточнениями — утверждать, что научная теория ("то есть — философия"?!) проверяет себя тем, что опыт (?) ее подтверждает или отрицает. Временно отвлечемся от того, что представляет этот опыт, какое представление об истине он может подтверждать или опровергать...

5. Но все же: можно ли и на каком основании можно отождествлять логику философской мысли и структуру научной теории? (Вряд ли надо доказывать, что "диалектика и триада", о которых рассуждает в своей статье Карл Поппер, относятся именно к философской сфере.)

С самого начала возникают решающие сомнения.

Во-первых, философская мысль — всегда, в любой культуре, в каждой исторической эпохе — стремится говорить о вечном, бесконечном, изначальном смысле бытия, исходном начале логики. Ясно, что проверка — методом проб и ошибок — бесконечного и изначального всеобщего смысла вещей абсолютно невозможна. Пробы и ошибки — это нечто конечное, наличное. Экстраполяция конечного, частного, даже "общего" — на бесконечное, на всеобщее является запрещенным ходом индукции. Мы можем, в крайнем случае, высказать некое предположение, о чем говорят Аристотель или Платон. — Философия — всегда работает в той сфере, где научная проверка - непосредственно невозможна.

Исходное начало мысли не может быть проверено и движется в сфере предположений. Иногда это начало более, иногда — менее достоверно, возможностно, хотя точная мере достоверности — недостоверности оказывается недостижимой.

Во-вторых, утверждение, что философия есть особенный случай метода проб и ошибок, предполагает тождество философии и научной теории еще в одном смысле. В том смысле, что в итоге опытного "испытания" можно (и нужно) уничтожить исходное сомнение. Что оно — в философии — преодолимо...

Но философия любой эпохи всегда есть культура сомнения. — Есть ли это платоновско-аристотелевское различие между нусом и эпистемой, связанное с теми исходными предположениями, что лежат в основе теоретического мышления... Есть ли это характерное для средневековой теологии стремление (насущность) обосновать, — то есть на мгновение перевести в статус возможности — само бытие Бога... Ясно, что опытной проверкой — методом проб и ошибок — теологию не обосновать. Здесь, правда, возможен собственно мистический Опыт. Но тогда нельзя говорить о философском разуме, разуме сомнения.

Наконец, философия Нового времени с идеей спинозовской causa sui, или лейбницианской "монады", или "фундаментального сомнения" Декарта, заложенного в основу спинозовской — "причины самое себя", как изначального самообоснования идеи причины, столь существенной для научной теории Нового времени. В философии никогда не существует, "с одной стороны" — теории, и проверяющего ее опыта — с другой. В философии само бытие сомнительно (возможностно).

Это действительно для Платона и Аристотеля; для Канта и Гегеля; для современной философии — XX века — с особой силой. Силой, понимаемой самими физиками и математиками, масштаба Бора, или Гейзенберга, Кантора или — Колмогорова.

Таким образом, исходное утверждение Поппера о том, что наиболее широким методом испытания истинности теорий является метод проб и ошибок, это утверждение — уже по определению — не может быть отнесено к философии вообще, к диалектике — в частности.

В-третьих. Философское "утверждение" — это не констатация факта, но целостная система понятий, это бесконечное движение мысли, замкнутое на его начало (то есть феномен самообоснования). Это — нечто континуальное. Между тем, дискретной пробе подвергается лишь дискретное утверждение: утверждение существования, или несуществования некоего наличного бытия: "это — есть" или — "этого — нет!". Однако такая дискретная проба дискретной констатации выдается Поппером за проверку движения мысли, ее развития и самозамыкания, за проверку того, действительно ли, и в какой мере логично — мысль развивает исходное понятие, Но — см. выше — практика (в любом ее понимании) не способна испытать "на прочность" такое, внутренне замкнутое, движение мысли. Здесь — проверка — как ни парадоксально это звучит — должна испытать само это развитие, то есть саму способность философской мысли обосновать свое начало, обеспечить — в целостности "дедукции" — свое самозамыкание, и — главное — определить возможность встречи философских систем, их диалога и взаимообосновывания (см. первый очерк).

Вспомним теперь исходный рецепт Поппера: если признать, что развитие человеческого мышления в бесконечном целом (то есть— в философском целом) и ... структура позитивной научной теории тождественны и если подменить само научное мышление (процесс) — научным утверждением (результатом), тогда возможно повергнуть диалектику — испытанием методом проб и ошибок, тогда возможно принять самое диалектику за некий ослабленный ("не метафизический") вариант метода проб и ошибок.

Будем это иметь в виду и пойдем дальше.

6. Вернемся — в свете собственно философской логики — к гегелевской триаде, точнее — к невозможности истолковать ее в духе Поппера.

Я уже говорил, что триада Гегеля — тезис, антитезис и синтез — относится отнюдь не к любым фактическим утверждениям наличного бытия; триада "работает" лишь после того, как мы за утверждением наличного бытия обнаруживаем определенный категориальный строй. Синтез — это строгая форма логически содержательного движения, причем, само содержание (и — форма) синтеза различны в разных "этажах" гегелевской логики. Уточним этот момент. Одно дело — триада в сфере бытия — в сфере "перехода" (!) от одного понятия бытия — к иному (скажем, переход "качество — количество — мера"). Другое дело — триада в сфере сущности явлений и — рефлексии (как формы такого синтеза) соответственно. И, наконец, третье, — движение непосредственно в сфере понятия. Причем эта высшая форма синтеза пронизывает все строение гегелевской логики в целом. Это синтез уже не по схеме "перехода" или "рефлексии", но в схематизме развития.

Заметим еще, что каждое предметное понятие (физики, истории или биологии) может быть понято в схематизме "триады" лишь тогда, когда оно соотнесено (отождествлено) с какой-то логической категорией.

Точнее — вернемся к гегелевскому схематизму "триады".

"Триадность" в сфере бытия (количество, качество, мера) не нейтральна к триадному содержанию, но говорит о том, что любое качество остается самим собой в пределах определенного диапазона (меры) количественных изменений, приводящих — в конечном счете — к преображению этого качества, к новой мере бытия, предметности (сие — NB).

(Я сознательно привел учебнейший и банальнейший пример. Вот так — по Гегелю — работает триада в самом простом случае...)

Категории "количество", "качество", "мера" ставят "под категориальное ударение" строго определенные математические, физические, химические понятия. По Гегелю — мысль — в сфере бытия — всегда строится таким образом, что каждый ученый стремится понять данное наличное утверждение (атом; химическая реакция; генный код) как некую категорию — относящуюся к качественной-количественной-мерной определенности вещей — предметов логического определения. Ученый проводит свое предметное понятие сквозь иголье ушко категориального строя. И тем самым его развивает, углубляет собственно предметно. И только в таком всеобщем категориальном преображении действует— в сфере неличного бытия— идея триады. (Неудобно говорить о такой элементарщине, но—к сожалению — приходится. Впрочем, сама эта элементарщина, если включить ее в целостный контекст Гегелевой "Логики", не так уж элементарна. Ее элементарность логически осмыслена.)

В наших учебниках обычно ограничиваются этим "примером" — бытийной характеристикой триады, но при таком ограничении и пример этот — бессмыслен.

Дело в том, что в сфере сущности, то есть в ответе на вопрос, что в сущности происходит с вещами (а не просто во внешней их видимости), вовсе не действует закон триады как закон "перехода", который я сейчас проанализировал. Триада в сфере сущности — невероятно сложная и тонкая проблема. Это — проблема рефлексии. Снова — простейший "пример". Возможность и действительность! Возможность не предшествует действительности, но является одной из рефлектирующих сторон самой действительности, взятой в самом широком смысле, Здесь уже не работает "триада — переход", здесь "правит бал" — "триада — рефлексия"...

Наконец, развитие. — Это форма триадного движения в целом, категориального строя любой логики как некой системы.

Для Поппера даже этой диалектической азбуки как будто бы не существует вообще. Нет, я не прав, все же — существует. На первой странице своей статьи он говорит мимоходом: "Правда, у Гегеля какое-то странное значение имеет ссылка на категории, но от этого мы сейчас отвлечемся". Но как можно говорить о триаде: тезисе, антитезисе и синтезе, отвлекаясь от той действительной сферы, в которой она работает в гегелевской логике? В диалектике вообще!

Конечно, эту элементарную схему триады (скажем, в ее гегелевском построении) можно и следует критиковать. В своих работах я не раз критиковал, в частности, сведение "логического строя" — к строю "категориальному". В таком "сведении" и субъект логики и "логический субъект" (предмет мышления) исчезают в системе предикатов, "атрибутов". Но, в любом случае, спорить с оппонентом возможно (и корректно) лишь входя в действительный ход его рассуждений.

Но главное в этом триадном ходе рассуждений — идея внутреннего развития теоретической мысли; философской мысли — по преимуществу. Главное — идея внутреннего критерия логической истинности (ср. Эйнштейн) в его сложном единстве с "внешним критерием", с логикой отношения: "понятие — предмет понимания". Вот здесь могла бы начаться особенно плодотворная критика гегелевской "триады". К сожалению, эта возможность Поппером оставлена в стороне.

Теперь — in media res.

7. Принимая упрощенный вариант "триады", то есть сводя его к частному случаю метода проб и ошибок и отождествляя триаду как форму развития философской логики с частной критикой собственно научных теорий, Поппер обрушивает весь свой критический арсенал на действительное средоточие диалектики — идею диалектического противоречия.

"Самые серьезные недоразумения и путаница возникают — как утверждает Поппер — из-за расплывчатости, с которой диалектики говорят о противоречиях..." Хорошо, дескать, что диалектики стремятся обнаружить противоречия в недрах теории, но плохо то, что не жаждут ликвидировать эти противоречия, очистить от них теорию. Наоборот, диалектики веруют, что противоречия должны быть углублены, что они неустрашимая насущная суть действенного научного понятия. Это уже ни в какие двери не лезет. Любые покушения на закон тождества, на закон исключения противоречий, на закон исключенного третьего — губительны и безобразны, потому что... Дальше следует коронное открытие позитивистских критиков диалектики:

"В случае признания двух противоречащих друг другу утверждений, придется признать какое угодно утверждение... Из пары взаимопротиворечивых утверждений можно с полным правом вывести все, что угодно"...

Итак, для Поппера — противоречие — это то, что надо искоренить из теории. Для Гегеля — противоречия — это неустранимая суть понятия, определение логической его структуры. Казалось бы, никакое поле взаимопонимания между Гегелем и Поппером невозможно. Но все горе в том, что они говорят о противоречии в совершенно разных смыслах. У Гегеля (в диалектике в целом) речь идет вовсе не о "любом противоречии"; в таком усредненном, всеядном виде формальные законы тождества, исключенного третьего, противоречия абсолютно всесильны. (Всесильны — после процедуры такого усреднения.)

Нет спора: утверждения наличного факта: "да, это — стакан" или "нет, это — не стакан", никак нельзя отождествлять; взятые в одно время и в одном отношении, они безоговорочно исключают друг друга. Утверждение "тело теперь находится здесь" и утверждение — "тело теперь не находится здесь" — несовместимы до тех пор, пока мы не возьмем под лупу логического анализа само понятие — здесь или — теперь. Но у Гегеля речь идет о противоречии только в последнем смысле. В уникальном, исключительном смысле.

Попытаемся уточнить — в каком именно.

Во-первых. Это — исходное для "любого" понятия — тождество (и противопоставление) — мысли и бытия. Мысль должна истинно определять бытие, но определять его как не тождественное мысли. Иначе это — не мысль. (Но — скажем, — ощущение, или восприятие, или...) Мысль должна быть тождественна бытию, но должна быть ему также контрадикторна и контрарна, противопоставлена — как некое инобытие. Причем для мышления Нового времени, для "познающего разума" особенность всей ситуации в том, что тождество мысли и бытия и вместе с тем невозможность их отождествить (тогда это не мысль, если она не мысль о чем-то, не тождественном мысли в самом глубинном, онтологическом смысле), — это тождество осуществляется через некий медиатор "сущности"; в сущности, бытие есть понятие, в сущности бытие есть мысль. То есть в философской логике Нового времени (античность или средние века — это особь статья) тождество противоположностей реализуется в понятии не сразу, не прямиком, но в сложном движении мысли. Вне "медиатора" сущности, вне "среднего схематизма" гегелевской логики, вне категорий рефлексии бытие никоим образом не может быть тождественно понятию (здесь сходятся Кант и Гегель, об их расхождения я сейчас говорить не буду). Причем, чем более формально-логически точно определяется бытие, предметность, тем более с большей логической силой и парадоксальностью обнаруживается в понятии диалектико-логическое противоречие (об этом я еще скажу).

Во-вторых. Тождество противоположностей определяется Гегелем (и в любом варианте диалектики) в точке самозамыкания логической дедукции, то есть это есть обоснованное движением мысли диалектическое тождество начала логики и ее "окончания", завершения. Это тождество предстает в целостной системе понятий, объединенных единой идеей. Для Гегеля — начало — чистая предметность. "Конец" — чистый Метод, чистая Идея. Соответственно, в научной структуре это тождество определимо только в целостной теории, своеобразном "мега-понятии" (из многих триадных переходов формируемом). Или, если определять в обобщенном (для Нового времени) кантовско-гегелевском варианте содержательной логики: в начале логического движения мысль и бытие наиболее жестко противопоставлены; в завершении логического пути они целиком отождествлены. Но логика в целом (и любая развитая теория) есть тождество противопоставления и — абсолютного тождества (в идее) мысли и бытия. Некое тождество противоположностей "во второй производной",

Здесь возникают как бы два полюса в содержательной логике Нового времени. — Скажем, картезианский и спинозистский; кантовский и гегелевский. Спиноза, Гегель — мысль — лишь тогда мысль, когда она через идею сущности все переводит в понятие — ("я понял предмет в его сущности"). Декарт, Кант — мысль — тогда мысль, когда она каждый раз вновь и вновь, все более глубоко формулирует понятие о предмете, не тождественном мысли, т.е. подлежащем пониманию. — Это — "протяженная субстанция, которая никак не может быть отождествлена с мыслью" (Картезий). Это — "идея разума" у Канта. "Идея разума" предполагает собственно логическое (!) обоснование вне-логичности бытия (коль скоро оно понято в его сути).

Так строится теория (в мышлении Нового времени) — теория ли это атома или излучения света — каждая физическая или химическая теория. Рассмотрим эту странную двуполюсность нововременной логики в связи со схематизмом мысленного эксперимента, крайне существенного для критики всеобщности попперовского "метода проб и ошибок". В новое время обнаруживается, что роль решающего испытания теорий играет движение реального эксперимента — в направление эксперимента мысленного, способного — в логическом доведении (невозможном в реальности) полностью изолировать предмет в его самобытии, с устранением всех внешних воздействий, ускорений, чувственных претензий и т.д. Предмет наконец-то познается в его сути — как он есть "в себе". Но в таком бытии предмета "в себе", независимо от наших воздействий, раскрывается его странное тождество с ... мысленным, чисто логическим определением, или, как сказал бы Гегель, — с идеей предмета. Предмет, как он есть "в себе" есть только в мысли, предполагающей ... его абсолютное вне-логическое, вне-мыслительное бытие. Ср. Идею в "Логике" Гегеля и — "Идеи разума" в кантовской "Критике чистого разума". В явлениях нет и не может быть ни "идеально твердого тела", ни чистой "инерции", ни "абсолютной пустоты". Вообще — в наличном бытии невозможно достичь абсолютной характеристики какого-то предмета как предмета мысли. Чем более предмет понимается как внеположный мысли, тем более он есть... мысленный идеализованный предмет. Чем более предмет идеализован, тем абсолютнее в нем ... пред-положено вне-логическое, вне-понятийное бытие. Вот действительный парадокс научных теорий Нового времени — в свете философского "наукоучения".

Диалектическое неустранимое противоречие возможно только в категориальном контексте. Так, внутреннее тождество формы — содержания, количества — качества, сущности — существования, возможности — действительности... есть именно "дополнительность" противоположных определений, и избавиться от нее — это то же самое, что избавиться от ... апорий движения (Зенон), антитез бытия — ничто (Аквинат), или антиномий разума (Кант).

Причем в каждой логической культуре это тождество противоположностей (да и в целом система категорий) "перенормируется" и переосмысливается. Так — ограничусь одним примером — логика взаимопредположения и взаимоотрицания "содержания-формы" имеет совершенно иной смысл в античности (в идее "внутренней формы") и в Новое время (в идее — сущностно-содержательного анализа). Причем повторю еще раз: в позитивной физической теории понять движение и бытие микрочастицы означает вчертить ее в "сетку категориальных модальностей" — формы и содержания, возможности — действительности; в биологической теории понять суть генетической наследственности также означает— но в ином предметном плане — "вписать" генную структуру в подвижную матрицу категориальный связей.

Нельзя мыслить в "чистых" категориях; нельзя мыслить в "чистых" предметных понятиях; возможно мыслить только в их сращении... И тогда — и только тогда — возникает проблема "диалектического противоречия".

Так — в схематизме диалектики, и только в таком общедиалектическом контексте — возможно говорить о "триаде", возможно ее оспаривать.

Вне этого контекста — триада — бессмысленное словосочетание. Кстати, внимательный читатель, наверно, заметил, что я уже начал серьезный спор с Гегелем, — но только с учетом нормального диалектического контекста, в формах философской речи.

Для менее внимательных читателей разъясню: это — необходимость "диады": категорий и предметного понятия; это — различие категориального строя различных логических культур; это — несводимость логического противоречия — к противоречию "атрибутов", с исключением "логического субъекта". Но теперь речь о другом. О попперовской критике диалектики вне ее реального логического контекста.

Итак, сейчас были вкратце намечены те реальные логические ситуации, в которых возможно говорить о "диалектических противоречиях".

Вне такого контекста формально-логический запрет противоречия полностью всесилен и не может быть нарушен. Следовательно, отнюдь не "любое противоречие" разрешается диалектикой; из тех противоречий, о которых речь шла выше, вовсе не следует "любой вывод", но следует строго логическое развитие мысли.

8. Только теперь, — если учесть реальный диалектико-логический контекст, возможно понять рациональные основания попперовской критики диалектики Гегеля.

Но все эти основания связаны с тем, что Гегель во многом "подставляется" под критику Поппера. Или, иными словами, — в гегелевской диалектике (в целом — в философии Нового времени) есть много позиций, дающих Попперу — и вообще позитивистам — повод упрекать Гегеля за "непоследовательный" позитивизм.

Однако в нововременной логике это в действительности отнюдь не "непоследовательность", но насущный пафос наукоучения, "познающего разума", пафос, конгениальный мышлению XVII — XIX веков.

Разъясню этот тезис.

Во-первых, логика Гегеля, выявляя один из полюсов нововременной мысли и оставляя в стороне — второй полюс — картезианско-кантовский, настаивает — в конечном счете — на абсолютном тождестве мысли и бытия, но тем самым лишает смысла одно из оснований собственно диалектического противоречия, а именно— логическую внеположность понятия и бытия, идеи и ее предмета. Если же это основание "диалектического противоречия" будет устранено, то формальный запрет на "противоречие" должен быть признан, должен диктовать свою волю и вне формальной логики и в сфере логики содержательной. И — в схематизме триады.

Во-вторых, коль скоро в логике Нового времени "медиатором" между бытием и понятием (понять бытие — означает понять его "по сути...") выступает сущность, постольку сведение всех форм разумения — к разуму познающему и, далее, сведение разума познающего к научно-теоретической мысли и, наконец, сведение философии к задачам обосновать всеобщность науки, к наукоучению, оказывается необходимым и всеобщим.

Но если это так, то, в-третьих, вырастает некая цепочка редукции категориальных связей к линейной связи: причина — действие.

Сущность всегда остается в нововременной науке "книгой за семью замками"; мы знаем сущность вещей только по их действию на другие предметы, только в проекции связей сущностных, рефлексивных — сущности — содержания — возможности и т.д. — в линейную связь причина -> действие. В логическом плане связь "причина — действие" в свою очередь проецируется в формальную связь "причина — следствие", и в итоге целостная содержательная логика может только "работать" — в недрах научной теории — в статусе логики формальной, в линейном временном векторе (ведь в отличие от причины — действия рефлексия сущности — явления или содержания — формы не может быть выстроена линейно, всегда должна быть понята как связь одновременная, точнее — всевременная...). Но если так, то всесилие формальной дедукции должно быть распространено и на тонкие нити дедукции содержательной, или, иначе говоря — Поппер имеет логическое право критиковать диалектику Гегеля. В чем-то Гегель и Поппер говорят на одном языке.

Тут же начинает справлять свой праздник и попперовская "дискретность", поскольку "причина" и "действие" пространственно и во времени рассредоточены и могут быть определены только в дискретной форме, только отдельными блоками. Но коль скоро так, то вступает в силу всеобщность попперовского метода "проб и ошибок"...

Так что же, — Поппер все-таки прав?

Но здесь следует учесть три момента, позволяющих мне по-прежнему утверждать некорректность попперовской критики в адрес диалектики (гегелевской — в первую голову:

Первый момент.

Гегелевская логика и вообще философская логика Нового времени отождествляет мысль и бытие, или — в ином плане — целостную категориальную систему и причинно-следственную дедукцию — только в конечном счете.

И это — крайне существенно.

Единственный смысл — философской логики — в самом процессе такого сведения, в его тончайших логических "эпохэ" (три формулы логического движения в "Логике" Гегеля) — и... в невозможности его конечного осуществления в "дополнительность" картезианско-кантовского полюса. Если же эта логика взята сразу по "конечному результату", то она перестает быть логикой и оказывается... позитивистской идеологией. Наука, потеряв свое философское обоснование, кончает самоубийством.

Второй момент.

В плане Праксиса и гегелевская диалектика и кантовское учение об антиномиях научной мысли есть — философски осмысленная стратегия мысленного эксперимента — в его внутреннем (диалектическом) тождестве с экспериментом реальным, так сказать, "бытийственным". Противоречие, заложенное в этой стратегии, и есть основание работы практического разума, — в его "применении к разуму теоретическому". Вне таких противоречий, вне противоречивой логики эксперимента бессмыслен любой опыт и прежде всего — пресловутый "метод проб и ошибок". Каждая "проба" теории не сможет быть — в таком случае, отличима от феноменологических показаний "органов чувств". Третий момент.

Наука (теоретико-аксиоматическое ее построение) сохраняет статус науки, только если она способна к обратному движению логической мысли, — т.е. если она способна включить в связь "причина — действие" (и в связь "причина — следствие") все остальные узлы категориальных связей. Если такого обратного логического движения — от логики вывода — к логике определения — не происходит, тогда предметная наука — физика, биология или — даже математика — теряет свой вне-логический предмет и сводится к бессодержательной формальной логике. Но и сама формальная логика тогда теряет свой логический (выводной, доказательный) смысл и, в свою очередь, сводится к произвольному набору "правил", в том числе — к набору правил метода "проб и ошибок".

Поскольку Поппер все эти моменты опускает, его критика диалектики Гегеля повисает в пустоте, идет мимо адреса. Тем более — в XX веке, когда изменяется весь категориальный строй мысли, и поэтому уже никак нельзя проходить мимо его философских начал, мимо его содержательных определений.

Однако надо признать, что Поппер формулирует, правда в какой-то скорее бытовой форме — действительно наиболее серьезный упрек в адрес Гегеля, точнее — не упрек, но историко-логическое противопоставление. Поппер утверждает, что Гегель (и вообще классическая диалектика) сводит борьбу, или битву людей, умовк битве идей. Здесь Поппер целит в самую суть дела.

Но об этом я специально скажу в заключение моих заметок. Пока уточним еще раз наше отношение к формально-логическому запрету логического противоречия. Давно пора поставить все точки над "i". Статья Поппера дает к такому уточнению хороший повод.

9. Предполагаю, что запрет на логическое противоречие действен и безусловен во всех случаях, не перечисленных в предыдущем разделе.

Закон этот ненарушим тогда, когда речь не идет об исходном начале целостного (всеобщего) логического движения данной культуры; когда речь не идет о критике тождества "мысли и бытия"; когда речь не идет о категориях тождества начала и "завершения" теории (в момент их замыкания); когда речь не идет о категориальном строе мысли. А речь не идет о вышеназванном действительно почти (!) "в любом случае". Но существенно подчеркнуть и другое.

Именно для того, чтобы продуктивно сформулировать, и развить, и воспроизвести логическое противоречие (...когда оно необходимо), следует это противоречие определить в строгой формально-логической форме, то есть определить его именно и только в той форме, в какой противоречие запрещено формальной логикой!

Здесь нельзя удовлетвориться комфортабельной эклектикой и расплывчатостью. Здесь требуется полная логическая ясность.

Содержательно сие означает, что в самом начале логического движения "закон тождества" должен быть понят в "связке" со столь же всеобщим "законом достаточного основания". Если вдуматься, два эти формально-логических закона и предполагают и... взаимоисключают друг друга. Закон тождества предполагает, что выводимое из "начала" утверждение, суждение, понятие должно быть — для корректного обоснования — тождественно этому началу, также самотождественному (А = А; А = Б). Закон достаточного основания предполагает, что логическое начало не тождественно самому себе и выводимому из него следствию. Иначе вывод невозможен. Только вводимое в самое начало обоснования логическое противоречие (двух формальных законов) обеспечивает... строгую формальную обоснованность вывода. Иначе будет не вывод, и не обоснование, но — логический круг.

Вот насколько существенно диалектическое противоречие (диалектика в целом) для самой формальной логики. Причем это странное противоречие должно и может быть обнаружено не только в самом начале логического движения, но и в каждом его моменте. Существует некое правило переноса начального противоречия между законом достаточного основания и законом тождества в каждый атом обоснования.

В каждом нашем утверждении — "отсюда следует..." обнаруживается, что нечто действительно "следует..." лишь в том случае, если предшествующее наше утверждение тождественно предыдущему и вместе с тем является его основанием (т.е. не тождественно).

10. Теперь, приняв бой на твердой формально-логической почве, перейду к тем заключительным соображениям, которые очерчивают реальное поле плодотворной полемики между позициями Поппера и — традицией диалектики.

Это сопряжение и противопоставление "борьбы идей" и — "борьбы (битвы) умов, людей".

Когда Поппер утверждает, что в "диалектике" "борьба людей" вытесняется и аннигилируется "борьбой идей", что в логике Гегеля исчезает реальный субъект мысли, или, говоря попросту — исчезает живой мыслящий человек (и соответственно — индивидуальный ум) в его общении с иным, столь же неповторимым индивидом, то такое обвинение попадает в самую точку. Но, с другой стороны, "борьба людей", не понятая как общение и взаимообоснование умов и — далее — идей (в самом глубинном смысле слова), легко вырождается в чисто эмпирическое соревнование "проб и ошибок" (см. все предыдущее). Но в XX веке, когда предметом логического внимания становится исходное начало мысли и — взаимообщение этих начал, в XX веке логическое движение должно быть понято как одновременное и в том же отношении осмысленное "соотнесение" (дальше это требуется уточнить) Умов, всеобще-индивидуальных разумов и — тем самым — Идей. Это и есть поле взаимопонимания внешнего и внутреннего критериев теоретической истинности. Это — поле взаимопонимания и продуктивного спора научного и собственного философского средоточия мысли.

В свете изначального сопряжения (диалога) Умов особое значение имеют собственные идеи Карла Поппера, далеко выходящие за рамки анализируемой статьи. Это — и тончайшая "критика историцизма", и идеи "третьего мира", и стратегия логической "фальсификации", и многое другое, конечно, никак не подвластное "методу проб и ошибок". В этих прозрениях Поппер действительно философ.

В своих заметках по поводу статьи Поппера я оставил в стороне попперовскую критику Маркса17. Эта критика представляется мне малоинтересной, поверхностной, идущей мимо цели (то есть — мимо произведений) и, главное — идеологической.

А идеологией — за и против Маркса — мы сыты по горло.

* * *

Нечто вроде заключения. Задача свести воедино две формы моего размышления о смысле философии — опыт определения и опыт критики — предстоит читателю. Предполагаю, что труд такого сопряжения будет собственной читательской формой возвращения к исходному вопрошанию каждого философа.

1 Первоначальным поводом этого текста была беседа с первокурсниками философского факультета РГГУ. Неожиданно я остро осознал: вопрос "Что есть философия?" вновь возникает в моем уме как бы впервые, жизненно, с громоздким "несмотря на все", что уже передумал и написал.

2 Скажу еще резче: предполагаю, что определение философии Платоном, Аристотелем, Проклом, Августином, Николаем Кузанским, Декартом, Спинозой, Кантом, Гегелем, Хайдеггером...также будет логически общаться с нашим пониманием, пусть и будет изложено на ином языке.

3 Именно — помыслить бытие (не познать, но из-мыслить — см. кантовскую "Критику чистого разума"). В своем особенном философском повороте — в повороте на начало бытия в античном или в средневековом, или в нововременном его предположении — именно эту проблему формулирует Платон в вопросительности и взаимодополнительности бытия многого и единого; Аристотель — в идеях формы и формы форм, как бытии до бытия "вторых сущностей"; Прокл — в идее первоначала; Аквинат — в своей "Сумме"; Николай Кузанский — в "Ученом незнании"; Декарт — в "Рассуждении о методе"; Кант — в "Критике..."; Гегель — в "Логике ...", пусть читатель продолжит сам, но пусть учтет, что разное понимание самого смысла бытия иначе ставит и вопрос об его начале и о начале мысли "об" этом до-начальном бытии...

4 Ср. античную философию, платоновского "Парменида"

5 См. "Метафизику" и "Вторую Аналитику" Аристотеля, "Об ученом незнании" Николая Кузанского, все работы Декарта, "Критики" Канта, "Бытие и время" Хайдеггера; далее — по вашему выбору.

6 Правда, обычно философия придает своей онто-логике предположений статус догматических утверждений, но это уже иная проблема — проблема почти неизбежного "бегства от чуда" онтологичности возможного бытия.

7 Здесь я пытаюсь осмыслить не весь спектр сопряжения "философия — религия", но только осмыслить сопряжение философского и религиозного понимания бытия, бытийной установки.

8 В "возможности-бытии" Николая Кузанского нет (хотя постоянно маячит на горизонте) той насущности бытия, что реально и возможно только для "малого" особенного индивида, для личного ума.

9 Скажу еще раз — эти сверхсжатые экскурсы в историю философии, — даже не экскурсы, а философские формулы-энигмы (загадки), конечно, не должны что-либо доказывать или иллюстрировать; они необходимы автору как предмет размышления о том, "что есть философия?" и, надеюсь, — внимательному читателю — как исходная установка на философское размышление.

10 Но все же: только в XX веке онтология возможностного (бесконечно возможного) бытия значима в собственном смысле и может быть осмыслена философски — в философии культуры. В итоге — спиральное взаимопредположение индивидуального ума и всеобщего разума достигает предельного напряжения (в идее произведения как идеи философской) и тогда грань "философия-религия" становится специальным и осознанным предметом разумения.

11 Об этом пограничье — детальнее — "От наукоучения — к логике культуры".

12 Голосовкер Я.Э. Логика мифа. М., 1987. Однако для Голосовкера нет превращения разума — в воображение (искусство) и воображения — в разум. В "Логике мифа" абсолютный разум и абсолютное воображение просто тождественны. Но это действительно — логика мифа.

13 В XX веке сама "вертикаль" понимается как одновременное общение в двух взаимоперекрестных измерениях: общение раз-личных личностей различных исторических культур и — общение различных, по идее — бесконечно-возможных — форм разумения.

14 Предполагаю, что XX век углубляет эту перипетию. Философские книги сознательно жертвуют своим статусом произведения во имя понимания извечного бытия "как если бы ..." оно было произведением, формировалось в зазоре многих — авторско-читательских, вопрошающе-отвечающе-вопрошающих Разумов.

15 Обращение "разум-воображение" неповторимо в каждой культуре и поэтому формально "необобщаемо". Так, в античности обращение всеобщего воображения во всеобщий разум осуществляется в двоице идей (эйдос-акме) и произведений (трагедия — философский диалог). В средние века схоластико-мистическое обращение кристаллизуется в "бытии-в(о)круге-храма", в шедеврах Мастера. В Новое время философия живет в обращении идеи — как образа и как понятия, в котором рождается и неисчерпаемое нечто мысленных экспериментов Галилея и Гамлетов некто романного времени.

16 См. В.С.Библер. Самостоянье человека. Предметная деятельность в концепции Маркса и самодетерминация индивида. Кемерово, 1993.

17 Впрочем, в стороне оставлены также попперовские историко-философские экскурсы. Мне кажется, что и понимание рационализма, и анализ идей Канта, и обоснование эмпиризма — очень неточно и сомнительно. Но это действительно — специальный вопрос.